История России с древнейших времен(ч.1)

Что же касается до противоречий между
русскими и греческими известиями, то ясно, что в летописное известие
вошли рассказы Свенельда и его уцелевших товарищей, которые, передавая
об одних подвигах своих, умолчали о неудачах.
Заключив мир с греками, Святослав пошел в лодьях к днепровским поро-
гам; отцовский воевода Свенельд говорил ему: "Ступай, князь, в обход на
конях, потому что стоят печенеги в порогах". Святослав не послушал его и
пошел в лодьях; между тем переяславцы послали сказать печенегам: "Идет
Святослав в Русь с большим богатством и с малою дружиною". Получив эту
весть, печенеги заступили пороги, и когда Святослав приплыл к ним, то
уже нельзя было пройти. Князь стал зимовать в Белобережьи, съестные при-
пасы вышли и сделался большой голод, так что платили по полугривне за
лошадиную голову. В начале весны Святослав пошел опять в пороги, но
здесь был встречен Курею, князем печенежским, и убит; из черепа его сде-
лали чашу, оковали ее золотом и пили из нее. Свенельд пришел в Киев к
Ярополку.
Это предание, как оно занесено в летопись, требует некоторых поясне-
ний. Здесь прежде всего представляется вопрос: почему Святослав, который
так мало был способен к страху, испугался печенегов и возвратился назад
зимовать в Белобережье; если испугался в первый раз, то какую надежду
имел к беспрепятственному возвращению после, весною; почему он мог ду-
мать, что печенеги не будут сторожить его и в это время; наконец, если
испугался печенегов, то почему не принял совета Свенельдова, который
указывал ему обходный путь степью? Другой вопрос: каким образом спасся
Свенельд? Во-первых, мы знаем, каким бесчестием покрывался дружинник,
оставивший своего вождя в битве, переживший его и отдавший тело его на
поругание врагам; этому бесчестию наиболее подвергались самые храбрей-
шие, т. е. самые приближенные к вождю, князю; а кто был ближе Свенельда
к Святославу? Дружина обещала Святославу, что где ляжет его голова, там
и они все головы свои сложат; дружина, не знавшая страха среди многочис-
ленных полчищ греческих, дрогнула перед печенегами? И неужели Свенельд
не постыдился бежать с поля, не захотел лечь с своим князем? Во-вторых,
каким образом он мог спастись? Мы знаем, как затруднительны бывали пере-
ходы русских через пороги, когда они принуждены бывали тащить на себе
лодки и обороняться от врагов, и при такой малочисленности Святославовой
дружины трудно, чтоб главный по князе вождь мог спастись от тучи обле-
гавших варваров. Для решения этих вопросов мы должны обратить внимание
на характер и положение Святослава, как они выставлены в предании. Свя-
тослав завоевал Болгарию и остался там жить; вызванный оттуда вестию об
опасности своего семейства, нехотя поехал в Русь; здесь едва дождался
смерти матери, отдал волости сыновьям и отправился навсегда в Болгарию,
свою страну. Но теперь он принужден снова ее оставить и возвратиться в
Русь, от которой уже отрекся, где уже княжили его сыновья; в каком отно-
шении он находился к ним, особенно к старшему, Ярополку, сидевшему в Ки-
еве? Во всяком случае ему необходимо было лишить последнего данной ему
власти и занять его место; притом, как должны были смотреть на него ки-
евляне, которые и прежде упрекали его за то, что он отрекся от Руси? Те-
перь он потерял ту страну, для которой пренебрег Русью, и пришел бегле-
цом в родную землю. Естественно, что такое положение должно было быть
для Святослава нестерпимо; не удивительно, что ему не хотелось возвра-
титься в Киев, и он остался зимовать в Белобережье, послав Свенельда
степью в Русь, чтоб тот привел ему оттуда побольше дружины, с которою
можно было бы снова выступить против болгар и греков, что он именно и
обещал сделать перед отъездом из Болгарии. Но Свенельд волею или неволею
мешкал на Руси, а голод не позволял Святославу медлить более в Белобе-
режье; идти в обход степью было нельзя: кони были все съедены, по необ-
ходимости должно было плыть Днепром чрез пороги, где ждали печенеги. Что
Святослав сам отправил Свенельда степью в Киев, об этом свидетельствует
Иоакимова летопись.
Таковы предания о деятельности и смерти Святослава. Олег и Ольга сое-
динены в предании одним характером: оба представляются нарядниками зем-
ли, мудрыми, вещими; Игорь между ними является воином неотважным, князем
недеятельным, вождем дружины корыстолюбивым. Святослав представлен об-
разцом воина и только воина, который с своею отборною дружиною покинул
Русскую землю для подвигов отдаленных, славных для него и бесполезных
для родной земли; эти отношения Святослава к Руси предание выставило в
речах послов киевских, отправленных к Святославу в Болгарию. Можно ска-
зать, что Святослав никогда не имел на Руси значения князя: сначала это
значение имела его мать, Ольга, потом сыновья его. Утверждение Святосла-
ва в Болгарии, успехи его в войне с греками могли иметь важные следствия
для новорожденной Руси, но историк не имеет права рассуждать о том, что
могло быть, он имеет право только сказать, что неудача Святославова про-
истекла от недостаточности его средств, от того, что он оторвался от Ру-
си, действовал только с одною отборною дружиною, а не устремил на Грецию
соединенные силы всех племен, подвластных Руси; только в последнем слу-
чае предприятие Святослава могло иметь важное, решительное влияние на
судьбы Восточной Европы. Олег и Ольга предания действуют преимущественно
хитростию и перехитряют самих греков; Святослав отличается поведением
противоположным; он не нападает на врагов хитростию, но посылает сказать
им: иду на вас! И когда однажды он вздумал было схитрить с греками, то
его неловкая хитрость обратилась во вред ему самому.
Каковы бы ни были причины и обстоятельства смерти Святославовой, Яро-
полк остался старшим в роде княжеском и Свенельд при нем в большой силе.
Для объяснения последующих явлений мы не должны упускать из виду возрас-
та детей Святославовых: Ярополку было не более 11 лет, следовательно,
при нем должен был находиться воспитатель, кто был этот воспитатель, в
каком отношении был к нему Свенельд и как получил важное значение - об
этом летописец ничего не знает. Мы не должны только забывать, что Яро-
полк был малолетен, следовательно, действовал под чужим влиянием.
Единственным событием Ярополкова княжения, внесенным в летопись, была
усобица между сыновьями Святослава. Мы знаем, что охота, после войны,
была господствующею страстию средневековых варваров: везде князья пре-
доставляли себе касательно охоты большие права, жестоко наказывая за их
нарушение. Это служит достаточным объяснением происшествия, рассказанно-
го нашим летописцем: сын Свенельда, именем Лют, выехал из Киева на охоту
и, погнавшись за зверем, въехал в леса, принадлежавшие к волости Олега,
князя древлянского; по случаю в это же время охотился здесь и сам Олег,
он встретился с Лютом, спросил, кто это такой и, узнав, что имел дело с
сыном Свенельдовым, убил его. Здесь, впрочем, несмотря на предложенное
нами выше общее объяснение поступка Олегова, нас останавливает одна
частность: Олег, говорит предание, осведомился - кто такой позволяет се-
бе охотиться вместе с ним и, узнав, что это сын Свенельдов, убил его.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz