История России с древнейших времен(ч.1)

Какие
же были причины такого странного явления? Каким образом Мономаховичи
позволили Святославову внуку занять Киев не по отчине? В это время племя
Мономахово было в самом затруднительном положении, именно было без гла-
вы, и вражда шла между его членами. Старшим в этом племени оставался Вя-
чеслав; но мы видели его характер, делавший его неспособным блюсти выго-
ды рода, поддерживать в нем единство, наряд. Деятельнее, способнее его
был следующий брат, Юрий ростовский, но, как младший, он не мог действо-
вать от своего имени, мимо Вячеслава; притом его мало знали на юге, а
это было очень важно относительно народонаселения; да и когда узнали
его, то нашли, что он мало похож на отца своего и двух старших братьев.
Добрым князем слыл последний Мономахович - Андрей, но, как самый млад-
ший, он также не мог действовать в челе племени. Князь, который по своим
личным доблестям один мог быть представителем Мономахова племени для на-
рода, - это был Изяслав Мстиславич владимиро-волынский, теперь старший
сын старшего из Мономаховичей: необыкновенно храбрый, щедрый к дружине,
приветливый к народу, Изяслав был образцом князя, по тогдашним понятиям,
напоминал народу своего знаменитого деда и был потому в его глазах
единственною отраслию доброго племени. Но мы видели, как Изяслав был
поставлен во враждебные отношения к старшим членам рода, к дядьям своим,
от которых не мог ждать ничего хорошего ни для себя, ни для детей своих.
Находясь, с одной стороны, во вражде с родными дядьми, с другой - Изяс-
лав был в близком свойстве со Всеволодом Ольговичем, который был женат
на старшей его сестре, и, по тогдашним понятиям, как старший зять, зас-
тупал место старшего брата и отца. Всеволод видел, что только вражда
между членами Мономахова племени могла доставить ему старшинство, и по-
тому спешил привлечь на свою сторону самого доблестного из них, Изясла-
ва, что ему было легко сделать по близкому свойству и по прежним связям:
он мог хвалиться пред Изяславом, что только благодаря ему тот мог поми-
риться с дядьми и получить от них хорошую волость. По некоторым извести-
ям, Всеволод послал сказать Изяславу: "После отца твоего Киев принадле-
жит тебе (это мог сказать Всеволод, выгнавший дядю); но дядья твои не
дадут тебе в нем сесть; сам знаешь, что и прежде вас отовсюду выгоняли,
и если б не я, то никакой волости вам бы не досталось, поэтому теперь я
хочу Киев взять, а вас буду держать как родных братьев и не только те-
перь дам вам хорошие волости, но по смерти моей Киев отдам тебе; только
вы не соединяйтесь с дядьми своими на меня". Изяслав согласился, и ут-
вердили договор крестным целованием. Этим только известием можно объяс-
нить равнодушие киевлян при занятии Ольговичем их города, тогда как они
могли с успехом сопротивляться его малой дружине. Без сомнения, Всеволод
явился к Киеву с такими ничтожными силами, зная, что сопротивления не
будет. Но, уладивши дело относительно шурьев своих, Мстиславичей, Всево-
лод должен был улаживаться с собственным племенем, родными и двоюродными
братьями - Ольговичами и Давыдовичами. Чтоб иметь себе и в тех и в дру-
гих помощь при овладении Киевом, Всеволод, по известиям летописи, родно-
му Игорю и двоюродному Владимиру обещал после себя Чернигов, но, севши в
Киеве, отдал Чернигов Владимиру Давыдовичу и таким образом перессорил
родных братьев с двоюродными. Но по другим, очень вероятным известиям,
он обещал, что как скоро овладеет Киевом, то выгонит Мономаховичей из их
волостей, которые отдаст родным братьям, а двоюродные останутся в Черни-
гове; боясь же теперь действовать против Мономаховичей, чтоб не заста-
вить их соединиться против себя, он не мог сдержать обещания родным
братьям и рад был, перессорив их с двоюродными, иначе трудно себе предс-
тавить, чтобы он мог с успехом обмануть братьев, обещая всем одно и то
же.
Несмотря, однако, на все хитрости Всеволода и на то, что он хотел
сначала щадить Мономаховичей, только разъединяя их, последние не хотели
спокойно уступать ему старшинства. Первый, как следовало ожидать, начал
Юрий: он приехал в Смоленск к племяннику Ростиславу Мстиславичу, который
был всегда почтителен к дядьям и потому мог быть посредником между ними
и братьями своими. Из летописи можно заключить, что переговоры между Мо-
номаховичами сначала шли успешно, потому что когда Всеволод стал делать
им мирные предложения, а Изяслава Мстиславича звал к себе в Киев на лич-
ное свидание, то Мономаховичи не захотели вступать с ним ни в какие сог-
лашения, продолжали пересылаться между собою, сбираясь идти на него
ратью. Тогда Всеволод решился предупредить их, напасть на каждого пооди-
ночке, отнять волости и раздать их братьям по уговору; он надеялся на
свою силу, говорит летописец, сам хотел всю землю держать. Пославши дво-
юродного брата своего, Изяслава Давыдовича, и галицких князей, внуков
Ростиславовых, с половцами на Изяслава волынского и дядю его Вячеслава
туровского, Всеволод сам с родным братом Святославом пошел к Переяславлю
на Андрея. Он хотел посадить здесь Святослава и, ставши на Днепре, пос-
лал сказать Андрею: "Ступай в Курск". Согласиться Андрею на это требова-
ние, взять незначительную, отдаленную Черниговскую волость и отдать во
враждебное племя Переяславль, стол дедовский и отцовский, значило не
только унизить себя, но и нанести бесчестье целому племени, целой линии
Мономаховой, ОТняв у нее то значение, те преимущества и волости, которые
были утверждены за нею Владимиром и двумя старшими его сыновьями; Ольго-
вичи были исключены из старшинства, должны были ограничиться одними чер-
ниговскими волостями, вследствие чего все остальные русские волости ста-
ли исключительно отчиною Мономаховичей, а теперь Ольговичи насилием, ми-
мо отцовского обычая, хотят отнять у них полученные от отца волости и
дать вместо их свои черниговские, худшие! Вспомним, как после члены ро-
дов боялись занять какое-нибудь место, которого не занимали их старшие,
чтоб не нанести порухи роду, и для нас не удивителен будет ответ Андрея;
подумавши с дружиною, он велел сказать Всеволоду: "Лучше мне умереть с
дружиною на своей отчине и дедине, чем взять курское княжение; отец мой
сидел не в Курске, а в Переяславле, и я хочу на своей отчине умереть;
если же тебе, брат, еще мало волостей, мало всей Русской земли, а хочешь
взять и эту волость, то убей меня и возьми ее, а живой не пойду из своей
волости. Это не в диковину будет нашему роду; так и прежде бывало: разве
Святополк не убил Бориса и Глеба за волость? Но сам долго ли пожил? И
здесь жизни лишился, да и там вечно мучится". Всеволод не пошел сам к
Переяславлю, но послал туда брата Святослава, который встретился на до-
роге с дружиною Андреевою и был разбит: победители гнались за ними до
места Корани, далее Андрей не велел преследовать. На другой день Всево-
лод помирился с переяславским князем - на каких условиях неизвестно: ве-
роятно, Андрей обещался отстать от союза с своими, признать старшинство
Всеволода, а тот - оставить его в Переяславле. Андрей уже поцеловал
крест, но Всеволод еще не успел, как в ночь загорелся Переяславль.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz