История России с древнейших времен(ч.1)

При кочевой жизни общественное богос-
лужение не могло быть развито у скифов, понятно, что у них не могло быть
храмов; изображением Марса служил меч, этому божеству приносились годич-
ные жертвы - лошади и другие животные, приносили в жертву и пленных, изо
ста одного. Вместо жрецов и у скифов, как у всех младенчествующих наро-
дов, видим толпу кудесников, гадателей; припонтийские страны славились
как местопребывание чародеев. По смерти начальников своих скифы погреба-
ли вместе с ними их наложниц, служителей, лошадей и разные необходимые
для жизни вещи. Из этих главных черт скифского быта есть ли хотя одна,
которой бы мы не нашли и у других младенчествующих племен? У древних,
как и у новых образованных народов, между писателями иногда встречаются
различные отзывы о варварских племенах: одни, поборники своего образо-
ванного общества, выставляют быт варваров с самой черной стороны, дру-
гие, наоборот, будучи недовольны испорченностию нравов, господствующею в
некоторые времена у образованных народов, любят превозносить грубые нра-
вы дикарей, возвышать их до идеальной простоты и невинности; такие про-
тивоположные мнения мы встречаем у писателей и о скифах: одни описывают
грубость их самыми черными красками, делают из них людоедов, пожирающих
собственных детей, другие превозносят чистоту, неиспорченность их нра-
вов, довольство малым и упрекают греков и римлян в разврате, который они
внесли к скифам.
Касательно быта других народов чуждого происхождения, но обитавших
подле скифов, остались известия об агатирсах, живших к западу от скифов.
Геродот называет их самым изнеженным, женоподобным народом, страстным к
блестящим украшениям; жены были у них в общем пользовании будто бы для
того, чтоб всем составлять одно семейство и тем избежать зависти и враж-
ды; в остальном быт их был похож на быт фракиян. Из народов, обитавших к
северу от скифов, - о неврах - ходили слухи, что они живут по-скифски и
будто в известные дни каждый невр обращался в волка - поверье, сильно
укорененное между восточным народонаселением Европы. Андрофаги отлича-
лись необыкновенною дикостию; меланхлены имели скифские нравы. О будинах
до Геродота дошли, как видно, одни смутные слухи; можно понимать, что в
близком соседстве друг с другом жили два различные народа - будины и ге-
лоны, будины - кочевники, гелоны - оседлые: у них большой деревянный го-
род; Геродот считает гелонов греческими переселенцами. К югу от скифов,
в нынешнем Крыму, обитали тавры - народ дикий и свирепый, живущий грабе-
жом и войною, на крышах домов их, над печными трубами виднелись шесты с
воткнутыми на них головами пленников: эти варварские трофеи охраняли дом
от всякого зла, как жертва, угодная божеству. Тавры приносили пленных
греков в жертву деве, имя божества - девы у самих тавров - Орейлоха;
грекам казалась она то Ифигениею, то Артемидою. По природным условиям
полуострова тавры, подобно скифам, разделялись на кочевых - северных и
земледельческих - южных.
Как на ясной памяти истории в нынешней Южной России господство одного
кочевого народа сменялось господством другого, жившего далее на восток,
так и в древние времена господство скифов сменилось господством сарма-
тов, но от этой перемены история столь же мало выиграла, как от смены
печенегов половцами: переменились имена, отношения остались прежние, по-
тому что быт народов, сменявших друг друга, был одинакий; и сарматы, по-
добно скифам, разделялись на кочевых и земледельческих, на господствую-
щих и подчиненных. Но древние заметили и некоторые особенности у сарма-
тов, главная особенносгь состояла в том, что у сарматов женщины имели
большую силу, отличались храбростию и мужскими упражнениями: это подало
повод к сказке, что сарматы произошли от совокупления скифов с амазонка-
ми, но у древних писателей сохранилось также предание о происхождении
сарматов из Мидии, предание, подтверждаемое теперь наукою. Сарматы были
белокуры, свирепы на вид, носили длинные волосы и бороду, широкую одеж-
ду, расписывались по телу разными узорами, вели кочевую жизнь, не умели
сражаться пешком, но на лошадях были неотразимы; отличались дикостью и
жестокостью в нравах; поклонялись мечу, по другим известиям, огню, и
приносили в жертву лошадей. Из сарматских племен сильнейшими явились
языги на западе, в нынешней Бессарабии и Валахии, отчасти в Венгрии, и
роксоланы на востоке - между Доном и Днепром; подле сарматов, на запад-
ных границах Скифии и восточных Германии, упоминается особый сильный на-
род бастарны, разделявшийся на три поколения - атмонов, сидонов и певци-
нов. При первых императорах Рима, роксоланы переходят Дунай и нападают
на области Империи; при Адриане римляне принуждены были платить им еже-
годно известную сумму денег; после могущество роксолан и языгов ослабело
вследствие усиления готов и потом - гуннов. Незадолго до рождества Хрис-
това, или в первом веке после него, в нынешней европейской России явля-
ются аланы, пришедшие, как говорят, из стран прикавказских; римляне зна-
ли и этих страшных врагов на Дунае вместе с готами; но часть их в соеди-
нении с вандалами бросилась на запад, вместе с франками перешла Рейн,
опустошила Галлию, где, как говорят, Алансон получил от них свое имя,
нападала на Италию, Сицилию, Грецию, вторгнулась в Испанию и, вероятно,
даже в Африку. Большая часть племени оставалась, впрочем, в странах при-
понтийских до конца IV века, когда они на время смешались с победителями
своими - гуннами, но в VI веке встречаем их опять между Доном и Волгою;
здесь, равно как в странах прикавказских, византийские и арабские писа-
тели упоминают о них в продолжение средних веков. К какому племени при-
писать алан, об этом еще спорят исследователи; есть основания считать их
германцами; для нас, впрочем, и аланы, каково бы ни было их происхожде-
ние, остаются народом неисторическим, потому что их деятельность не от-
личается ничем от деятельности их предшественников: их следы также про-
пали в наших степях.
Мы упоминали уже о греческих колониях на северном берегу Понта. Самою
значительною из них была здесь Ольвия (Борисфен, Милетополис), основан-
ная милезийцами за 655 лет до р. х. при устье Гипаниса, или Буга. Старый
город был разрушен гетами в половине последнего века до р. х, потом при
участии скифов Ольвия была восстановлена, но не достигла прежнего бо-
гатства и великолепия; старый город, по Геродоту, имел предместие, ры-
нок, дворец скифского царя Скюлеса; по надписям видно, что в нем был
гимназиум, хлебный складочный магазин, базар, рыбный рынок, корабельные
верфи. Скифы производили здесь торговлю посредством семи толмачей;
Ольвия имела обширные торговые связи с греческими городами до самой Си-
цилии. Главным храмом считался храм Юпитера Ольвиоса, где граждане соби-
рались для совещаний, но из божеств особенным уважением пользовался
Ахиллес, певцу которого, Гомеру, также воздавались божеские почести. В
стране варварской жители Ольвии не могли сохранить в чистоте греческого
языка, они переняли также и скифскую одежду, в которой преобладал черный
цвет.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz