История России с древнейших времен(ч.1)

В другой, не новгородской
летописи читаем: "Князь Мстислав, собрав ростовцев - боляр, гридьбу".
Следовательно, то, что в Новгороде были огнищане, в других местах были
бояре, т. е. старшие члены дружины, которых место прежде гридей; при
этом должно заметить, что название огнищанин было обширнее, чем боярин:
огнищанин некоторых списков Правды совмещает мужа княжа и тиуна княжа
других списков, а потому и в Новгороде существовало также название боя-
рин. Объяснение того, почему огнищанин соединял и боярина и тиуна княжа,
равно как объяснение корня слову огнищанин найдем также в Русской Прав-
де, здесь читаем: "За убийство тиуна огнищного и конюшего платить 80
гривен". Если тиун конюший означает смотрителя за конюшнею княжескою, то
тиун огнищный должен означать смотрителя за огнищем или домом княжеским;
огнищанин же должен означать человека, который живет при огнище княжес-
ком, домочадца княжеского, человека, близкого к князю, его думца, бояри-
на, в переводе на наши понятия, придворного человека. Объяснением слова
огнищанин служит также позднейшее - дворянин, означающее человека, при-
надлежащего ко двору, дому княжескому, а не имеющего свой двор или дом,
следовательно, и под огнищанином нет нужды разуметь человека, имеющего
свое огнище. Эти-то домочадцы или огнищане княжеские имели то преиму-
щество пред остальным народонаселением, что за их голову убийца платил
двойную пеню, или виру, именно 80 гривен вместо 40. Под огнищанином ра-
зумелся только муж княж высшего разряда, боярин, думец княжеский, но не
гридь, не простой член дружины, который собственно не принадлежал к ог-
нищу или двору княжескому. К огнищанам, как видно из Правды, принадлежал
тиун княж, но не вообще, а только огнищный и конюший. Тиун в готском пе-
реводе Библии Улфилы является в форме dius и в значении ***oicethz*** -
домочадец, слуга, раб. Звание тиуна, как оно является в наших древних
памятниках, можно означить словом "приставник", с неопределенным значе-
нием: приставник смотреть за домом, за конюшнею, за судом, за сбором до-
ходов княжих, за селом княжим; тиуны могли быть у князя и у боярина; они
могли быть и свободные, если примут на себя эту должность с рядом, но
это было уже исключение. Сельский тиун княжий или ратайный, если был хо-
лоп, то за него положена была вира в 12 гривен, если же был свободный
человек, но рядович, т. е. такой тиун, который, вступая в должность, не
вошел в холопство, но порядился, вошел с рядом, то за такого вира была
только в 5 гривен, потому что для князя было гораздо важнее потерять
своего холопа, чем вольного рядовича; те же самые виры брались за тиунов
холопей и рядовичей боярских. Вообще князь увеличивал виру за своего
служителя, смотря по важности последнего. Что касается до отроков князя,
то они составляли его домашнюю прислугу; они, по летописям, служат за
столом князю и гостям его; убирают вещи по княжому приказу; князь посы-
лает их с поручениями и т. п.
Кроме дружины войско составлялось также из жителей городов и сел, на-
биравшихся по случаю похода: эти полки явственно отличаются от дружины
под именем воинов (воев) в тесном смысле; так, читаем в рассказе о убие-
нии святого Бориса: "Сказала ему отцовская дружина: "вот у тебя дружина
отцовская и воины (вои)". Другое место, из которого также виден
двойственный состав княжеского войска, встречаем в рассказе о походе
Владимира Ярославича на греков: "Прочие воины Владимира были выкинуты на
берег, числом 6000, и хотели возвратиться в Русь, но не пошел с ними
никто из дружины княжеской". Но мы не должны ожидать от летописца посто-
янно резкого различия в названиях - дружина и вои: если он говорит, что
князь взял с собою много воев из разных племен, то он не прибавит, что
он взял с собою дружину и воев: подразумевается, что дружина должна идти
с князем, и в таких случаях везде дружина включается в число воев; с
другой стороны, от дружины не было производного дружинник, дружинники, и
потому вместо этого производного употреблялось также вои; вои значило
вообще все военные, вооруженные люди. Наоборот, дружина означала в об-
ширном смысле совокупность всех военных, вооруженных людей, войско, и в
тесном смысле - приближенных к князю людей, которых военное дело было
постоянным занятием. Это двоякое значение дружины всего виднее в расска-
зе о войне Мстислава тмутараканского с Ярославом: "Мстислав с вечера ис-
полчил дружину и поставил северян в чело против варягов, а сам стал с
дружиною своею по крылам... Мстислав, на другое утро увидя лежащие трупы
северян и варягов, сказал: "Как не радоваться? Вот лежит северянин, вот
варяг, а дружина моя цела". Кроме собирательного дружина в смысле войс-
ка, армии, употреблялось еще слово "полк". Слово "дружина" имела еще не
военное значение, в котором может переводиться словом: свои, наши, нап-
ример древляне спросили Ольгу: "Где же наша дружина?", т. е. послы, ко-
торых они прежде отправили в Киев. Было сказано, что вои, т. е. недружи-
на, набирались из народонаселения городского и сельского: так набирали
войско из племен Олег, Игорь, Владимир; так Ярослав вывел против Свято-
полка горожан новгородских и сельских жителей с их старостами. Видно и в
этот период, как в последующий, князь объявлял о походе в городе народу,
собравшемуся на вече; здесь решали выступить, и сельское народонаселение
выступало по решению городового веча. Как видно, отец выходил в поход со
старшими сыновьями, сколько бы их ни было, а младший (также взрослый
уже) оставался дома для охранения семейства. По окончании похода войско,
набранное из городского и сельского народонаселения, распускалось оно
пользовалось добычею: князья выговаривали у побежденных дань в его
пользу. Олег требует с греков по 12 гривен на ключ, т. е. на каждую лод-
ку, без различия между дружиною и воями, набранными из разных племен.
Дружина, разумеется, имела ту выгоду, что участвовала в ежегодных данях
с греков и с своих племен, вообще во всех доходах княжеских. Ярослав,
победив Святополка, наградил щедро помогших ему новгородцев, сельчан,
однако, меньше, чем горожан: горожанин был сравнен с сельским старостою.
Но ясно, что когда народонаселение призывалось не к далекой наступа-
тельной войне, а к защите своей земли от нападения врагов, например пе-
ченегов, то не могло быть речи о награждении; воины могли довольство-
ваться только добычею, если, прогнав врага, отбили обоз, брали пленни-
ков; дань с побежденных бралась и на долю убитых ратников и шла к их
родственникам. Сельчане приходили в поход с своими старостами; горожане
относительно военной службы разделялись, как видно, на десятки, сотни:
таково было обыкновенно военное деление у народов. В летописи упоминают-
ся десятские, сотские; без всякого сомнения, был высший начальник над
этими отделами, долженствовавший носить соответственное название "тысяц-
кого"; этого названия мы не встречаем в дошедших до нас списках летопи-
сей в описываемое время, встречаем одно неопределенное название "воево-
ды"; но в следующем периоде мы встретим, что тысяцкий называется также
воеводою, вследствие чего под воеводою первого периода можно разуметь
тысяцкого.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz