История России с древнейших времен(ч.1)

Мстиславич был очень слаб, изошел кровию; но,
услыша, что Изяслав Давыдович плачется над братом своим Владимиром, соб-
рал силы, сел на коня и поехал туда поплакать вместе; долго плакавши, он
сказал Давыдовичу: "Уже нам его не воскресить; так, взявши тело, поез-
жай-ка лучше в Чернигов, я тебе помощь дам". Мстиславичи отпустили с ним
Романа, сына Ростиславова, с дружиною; до вечера Давыдович с Романом бы-
ли уже в Вышгороде, в ночь перевезлись чрез Днепр, а утром на другой
день приехали в Чернигов, где Изяслав, похоронивши брата, сел на столе.
Между тем Юрий с сыновьями переехал Днепр у Треполя и остановился в Пе-
реяславле; половцы ушли в степи, а Ольговичи переправились за Днепр выше
Заруба и бежали в Городец. Святослав Ольгович был очень толст, сильно
устал; потому, приехавши в Городец, не мог уже ехать дальше и отправил к
Чернигову одного племянника, Святослава Всеволодича; тот, приехавши к
перевозу на Десну, узнал, что Изяслав Давыдович уже в Чернигове, и пос-
какал тотчас же назад, послав сказать дяде, чтоб ехал в Новгород-Северс-
кий, а Чернигов уже занят. С другой стороны Владимирко галицкий шел к
свату своему Юрию на помощь, но, узнавши на дороге, что Юрий разбит,
поспешно пошел назад. Так, Мстиславичам нечего было бояться с запада, и
они с торжеством вступили с дядею в Киев, где начали жить очень весело и
очень дружно.
Но дядя Юрий все сидел в Переяславле; Изяславу нельзя было позволить
ему оставаться в таком близком соседстве, и он с дядею Вячеславом стал
сбираться на него, а брата Ростислава отпустил в Смоленск. В это время
пришла к нему неприятная новость с запада: Владимирко галицкий, возвра-
щаясь домой, узнал, что Мстислав Изяславич ведет отряд венгров на помощь
отцу своему, и решился напасть на него. Мстислав, ничего не зная, стал у
Сапогиня, близ Дорогобужа, откуда Владимир Андреевич (посаженный здесь,
как видно, Владимирком) прислал к нему много вина и велел сказать, что
Владимирко идет на него, Мстислав стал пить с венграми и во время пира
объявил им о приближении галицкого князя; пьяные венгры отвечали: "Пусть
его приходит! Мы с ним побьемся". В полночь, когда все улеглось в стане,
сторожа прибежали к Мстиславу с вестию, что идет Владимирко. Мстислав с
дружиною сели на коней и начали будить венгров, но те после попойки ле-
жали, как мертвые, нельзя было никак их добудиться; на рассвете Влади-
мирко напал на стан и перебил почти всех венгров, немного только взял в
плен, а Мстислав с дружиною убежал в Луцк. Когда Изяслав в Киеве получил
весть, что сын его побежден и венгры перебиты, то сказал поговорку, ко-
торую летописец и прежде слыхал от него: "Не идет место к голове, а го-
лова к месту; но дал бы только бог здоровье мне и королю; а Владимирку
будет месть". Но прежде надобно было разделаться с Юрием, и Вячеслав с
племянниками - Изяславом и Святополком - и с берендеями пошли к Переяс-
лавлю, бились здесь два дня, на третий пехота ворвалась в город и зажгла
предместья. Тогда Вячеслав с Изяславом послали сказать Юрию: "Кланяемся
тебе; иди в Суздаль, а сына посади здесь в Переяславле; с тобою не можем
быть здесь, приведешь на нас опять половцев". Юрий в это время не мог
ждать скоро ниоткуда помощи, хотя пересылался и с Владимирком и с полов-
цами: из дружины его одни были убиты, другие взяты в плен, и потому он
послал сказать брату и племяннику: "Пойду в Городок и, побыв там, пойду
в Суздаль"; те велели отвечать ему, что может оставаться в Городке ме-
сяц, а потом чтоб шел в Суздаль; если же не пойдет, то они осадят его в
Городке точно так же. как теперь в Переяславле. Юрию было нечего делать,
неволею целовал крест с сыновьями, что пойдет через месяц в Суздаль и не
будет искать Киева под Вячеславом и Изяславом; должен был также отка-
заться от союза с Святославом Ольговичем и не мог включить его в дого-
вор. Оставив в Переяславле сына Глеба, он пошел в Городок, а старший сын
его Андрей отпросился идти наперед в Суздаль: "Нам здесь, батюшка, - го-
ворил он, - нечего больше делать, уйдем затепло". Святослав Ольгович,
слыша, что Юрий уладился с братом и племянником, послал в Чернигов к
Изяславу Давыдовичу сказать ему от своего имени и от имени племянника
Святослава Всеволодовича: "Брат! Мир стоит до рати, и рать до мира; ведь
мы тебе братья, прими нас к себе; отчины у нас две - одна моего отца
Олега, а другая твоего отца Давыда, ты - Давыдович, а я - Ольгович; так
ты, брат, возьми отцовское давыдовское, а что ольгово, то отдай нам, мы
тем и поделимся". Изяслав поступил по-христиански, говорил летописец,
принял братьев и отчину им отдал, но, как видно, с условием отстать от
Юрия и быть вместе с Мстиславичами. Юрий не мог расстаться с Русской
землею, нарушил клятву, пробыл в Городке более месяца; но Изяслав хотел
сдержать свое слово и явился осаждать его в Городке с берендеями, Изяс-
лавом Давыдовичем черниговским, Святославом Всеволодовичем и вспомога-
тельным отрядом Святослава Ольговича; последний не пошел, однако, сам
против своего старого союзника. Юрий затворился в Городке и долго отби-
вался; наконец, стало ему тяжко, помощи не было ниоткуда; он должен был
целовать крест, что пойдет в Суздаль и на этот раз действительно пошел,
оставив в Городке сына Глеба: Переяславль, как видно, был у него отнят
за прежнее нарушение клятвы; Изяслав посадил в нем после сына своего
Мстислава. Юрий пошел в Суздаль на Новгород-Северский, заехал к старому
приятелю Святославу Ольговичу, принят был от него с честию и получил все
нужное для дороги.
Быть может, это приятельское свидание Юрия с Ольговичем было одною из
причин, заставивших Изяслава Мстиславича съехаться в 1152 году с Изясла-
вом Давыдовичем черниговским и Святославом Всеволодовичем. На этом съез-
де решено было избавиться от опасного притона, который был у Юрия на Ру-
си между Черниговскою и Переяславскою волостию, вследствие чего князья
разрушили Городок и сожгли его вместе с Михайловскою церковию. Услыхав
об этом, Юрий вздохнул от сердца, по выражению летописца, и начал соби-
рать войско; пришел к нему рязанский князь Ростислав Ярославич с
братьею, с полками рязанскими и муромскими; соединился с ним и Святослав
Ольгович северский; наконец, пришло множество половцев, все орды, что
между Волгою и Доном; Юрий сказал: "Они мой Городец пожгли и церковь,
так я им отожгу за это", и пошел прямо к Чернигову. Между тем, услыхав о
дядином походе, Изяслав Мстиславич послал сказать брату Ростиславу в
Смоленск: "Там у тебя Новгород сильный и Смоленск; собравшись, постереги
свою землю; если Юрий пойдет на тебя, то я к тебе пойду, а если минует
твою волость, то приходи ты сюда, ко мне". Когда Ростислав узнал, что
дядя миновал Смоленскую область и пошел прямо на Чернигов, то отправился
немедленно и сам туда же, опередил Юрия и вместе с Святославом Всеволо-
дичем затворился в Чернигове, к которому скоро явились Юрьевы половцы и
стали жечь окрестности. Осажденные князья, видя множество половцев, ве-
лели жителям всем перебраться в ночь из острога в кремль (детинец); а на
другое утро подошли к городу Юрий и Святослав Ольгович со всеми своими
полками; половцы бросились к городу, разломали острог, зажгли все пред-
местия и начали биться с черниговцами, которые держались крепко.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz