История России с древнейших времен(ч.1)

Этим всеобщим нерасположением южных кня-
зей к Мстиславу воспользовался Андрей Боголюбский, чтоб предъявить права
свои на старшинство и на Киев: он так же не любил Мстислава, как отец
его Юрий не любил отца Мстиславова Изяслава, и точно так же, как прежде
отец его, начал открытую войну, удостоверившись, что найдет союзников на
юге. Ждали только повода; повод открылся, когда Мстислав исполнил
просьбу новгородцев и отправил к ним на княжение сына своего Романа;
тогда все братья стали сноситься друг с другом и утвердились крестом на
Мстислава, объявивши старшим в роде Андрея Юрьевича. Боголюбский выслал
сына своего Мстислава и воеводу Бориса Жидиславича с ростовцами, влади-
мирцами, суздальцами; к этому ополчению присоединилось 11 князей: Глеб
Юрьевич из Переяславля, Роман из Смоленска, Владимир Андреевич из Доро-
гобужа, Рюрик Ростиславич из Овруча, братья его - Давыд и Мстислав из
Вышгорода, северские - Олег Святославич с братом Игорем, наконец, млад-
ший брат Боголюбского, знаменитый впоследствии Всеволод Юрьевич и пле-
мянник от старшего брата, Мстислав Ростиславич. Не пошел Святослав Все-
володович черниговский, не желая, как видно, отнимать Киев у Мстислава в
пользу князя, старшинства которого не мог он признать; не пошел и один
из родных братьев Боголюбского - Михаил Юрьевич; его Мстислав отправил с
черными клобуками в Новгород на помощь сыну своему Роману; но Ростисла-
вичи - Рюрик и Давыд, узнавши, что рать Боголюбского и родного брата их
Романа уже приближается, послали в погоню за Михаилом и схватили его не-
далеко от Мозыря благодаря измене черных клобуков.
Знал ли Мстислав о сбиравшейся на него грозе или нет, трудно решить;
скорее можно предположить, что не знал, иначе не послал бы он черных
клобуков с Юрьевичем в Новгород. В Вышгороде соединились все князья -
неприятели Мстислава и отсюда пошли и обступили Киев. Мстислав затворил-
ся в городе и крепко бился за него: любовь к сыну Изяславову и еще
больше, быть может, нелюбовь к сыну Юриеву заставила киевлян в первый
раз согласиться выдержать осаду; летописец не говорит, чтоб кто-нибудь
из них, как прежде, вышел навстречу к осаждавшим князьям или все вечем
говорили Мстиславу: "Ступай, князь, теперь не твое время"; одни только
черные клобуки по обычаю начали предательствовать. После трехдневной
осады дружины осаждавших князей успели ворваться в город; тогда дружина
Мстиславова сказала своему князю: "Что стоишь? Поезжай из города; нам их
не перемочь"; Мстислав послушался и побежал на Василев; отряд черных
клобуков гнался за ним, стрелял взад, побрал в плен много дружины; но
самому Мстиславу удалось соединиться с братом Ярославом и пробраться
вместе с ним во Владимир-Волынский. В первый раз Киев был взят вооружен-
ною рукою при всеобщем сопротивлении жителей и в первый раз мать городов
русских должна была подвергнуться участи города, взятого на щит: два дни
победители грабили город, не было никому и ничему помилования; церкви
жгли, жителей - одних били, других вязали, жен разлучали с мужьями и ве-
ли в плен, младенцы рыдали, смотря на матерей своих; богатства неприяте-
ли взяли множество, церкви все были пограблены; половцы зажгли было и
монастырь Печерский, но монахам удалось потушить пожар; были в Киеве
тогда, говорит летописец, на всех людях стон и тоска, печаль неутешная и
слезы непрестанные.
Но не старший сын Юрия, во имя которого совершен был поход, взят и
разорен стольный город отцов, не Боголюбский сел в Киеве; сын его Мстис-
лав посадил здесь дядю, Глеба переяславского, который отдал Переяславль
сыну своему Владимиру; старший в роде князь остался жить на севере, в
далеком Владимире Клязменском, и сын его Мстислав пошел назад к отцу с
великою честию и славою, говорит летописец, но в некоторых списках сто-
ит: с проклятием.
Из событий в особых княжествах по смерти Юрия Долгорукого мы упомина-
ли, как потомству Изяслава Ярославича удалось утвердиться в Турове; по-
томство Игоря Ярославича продолжало княжить в Городне. Ярослав галицкий
освободился, наконец, от опасного соперника своего - Ивана Берладника:
под 1161 годом летописец говорит, что Берладник умер в Солуне; есть
слух, прибавляет он, что смерть приключилась ему от отравы. В Полоцке
происходили большие смуты. Мы видели, что в 1151 году полочане выгнали
князя Рогволода Борисовича и взяли на его место Ростислава Глебовича,
который вошел в сыновние отношения к Святославу Ольговичу. Но, как вид-
но, Ростислав впоследствии позабыл о своих обязанностях относительно
черниговского князя, потому что последний принял к себе изгнанника Рог-
волода и даже в 1158 году дал ему свои полки для отыскания волостей.
Приехавши в Слуцк, Рогволод начал пересылаться с жителями Друцка; те об-
радовались ему, стали звать к себе: "Приезжай, князь, не мешкай, рады мы
тебе; если придется, станем биться за тебя и с детьми". И в самом деле,
больше трехсот лодок выехало к нему навстречу, с честью ввели его друча-
не в свой город, а Глеба Ростиславича выгнали, двор и дружину его разг-
рабили. Когда Глеб пришел к отцу Ростиславу в Полоцк и когда узнали
здесь, что Рогволод сидит в Друцке, то сильный мятеж встал между полоча-
нами, потому что многие из них захотели Рогволода, и с большим трудом
мог Ростислав установить людей. Обдаривши их богато и приведя ко кресту,
он пошел со всею братьею на Рогволода к Друцку, но встретил сильный от-
пор: дручане бились крепко, и много падало людей с обеих сторон; тогда
Ростислав, видя, что не возьмет ничего силою, помирился с Рогволодом,
придал ему волостей и возвратился домой. Но дело этим не кончилось: в
том же году полочане сговорились выгнать Ростислава, позабывши что гово-
рили ему при крестном целовании: "Ты наш князь, и дай нам бог с тобою
пожить". Они послали тайком в Друцк сказать Рогволоду Борисовичу: "Князь
наш! Согрешили мы пред богом и пред тобою, что встали на тебя без вины,
именье твое и дружины твоей все разграбили, а самого, схвативши, выдали
Глебовичам на великую муку; если ты позабудешь все то, что мы тебе сде-
лали своим безумием, и поцелуешь к нам крест, то мы твои люди, а ты наш
князь; Ростислава отдадим тебе в руки, делай с ним, что хочешь". Рогво-
лод поклялся, что забудет все прошлое; но, как обыкновенно водилось в
городах, у Ростислава между полочанами были также приятели, которые дали
ему знать, что остальные сбираются схватить его. Положено было позвать
его обманом на братовщину к святой богородице к старой на Петров день и
тут его схватить; но Ростислав, предуведомленный, как сказано выше, при-
ятелями, поддел броню под платье, и заговорщики не смели напасть на него
тут, но на другой день опять послали звать его к себе на вече: "Приезжай
к нам, князь! - велели они сказать ему, - нам с тобою нужно кой о чем
переговорить". Ростислав отвечал послам: "Ведь я вчера был у вас: что ж
вы со мною ни о чем не говорили?" Несмотря, однако, на прежнее предуве-
домление, он поехал на этот раз в город, (а жил он тогда на загородном
дворе в Белчице, в трех верстах от Полоцка, на другом берегу Двины).

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz