История России с древнейших времен(ч.1)

В чем состоял погребальный обычай у полян во времена
язычества, об этом летописец молчит и тем дает знать, что обычай полян
был одинаков с обычаем других племен; употребление тризны у полян видно
из того, что св. Ольга, жившая в Киеве, среди этого племени, запретила
совершать по себе тризну. Под именем тризны разумелись, как видно, вооб-
ще поминки и потом преимущественно борьба в честь умершего, с поминками
соединялся веселый, пьяный пир, также резание и царапание лица в знак
печали. Одновременно с обычаем сожигания и ставления урн с пеплом на
придорожных столбах существовал и обычай погребения в могилах, которые
сыпали холмами.
Иностранные писатели говорят, что славяне жили в дрянных избах, нахо-
дящихся в далеком расстоянии друг от друга, и часто переменяли место жи-
тельства. Такая непрочность и частая перемена жилищ была следствием
беспрерывной опасности, которая грозила славянам и от своих родовых усо-
биц, и от нашествий чуждых народов. Вот почему славяне вели тот образ
жизни, о котором говорит Маврикий: "У них недоступные жилища в лесах,
при реках, болотах и озерах; в домах своих они устраивают многие выходы
на всякий опасный случай; необходимые вещи скрывают под землею, не имея
ничего лишнего наружи, но живя, как разбойники". Одинакая причина,
действовавшая долгое время, производила одинакие следствия, жизнь в
беспрестанном ожидании вражьих нападений продолжалась для восточных сла-
вян и тогда, когда они уже находились под державою князей Рюрикова дома;
печенеги и половцы сменили авар, козар и других варваров, усобицы кня-
жеские сменили усобицы родов, восстававших друг на друга, следовательно,
не могла исчезнуть и привычка переменять места, бегая от неприятеля; вот
почему киевляне говорят Ярославичам, что если князья не защитят их от
гнева старшего своего брата, то они покинут Киев и уйдут в Грецию. По-
ловцев сменили татары, княжеские междоусобия продолжались на севере; как
скоро начнутся княжеские усобицы, народ покидает свои жилища, а с прек-
ращением усобиц возвращается назад; на юге беспрестанные набеги усилива-
ют козачество, и после на севере разбрестися розно от какого бы то ни
было насилия и тяжести было нипочем для жителей; при этом должно приба-
вить, что природа страны сильно благоприятствовала таким переселениям.
Привычка довольствоваться малым и всегда быть готову покинуть жилище,
поддерживала в славянине отвращение к чуждому игу, о чем заметил Маври-
кий. Родовой быт, условливавший разъединение, вражду и, следовательно,
слабость между славянами, условливал необходимо и образ ведения войны:
не имея одного общего начальника и враждуя друг с другом, славяне укло-
нялись от сколько-нибудь правильных сражений, где бы должны были биться
соединенными силами на местах ровных и открытых. Они любили сражаться с
врагами в местах узких, непроходимых, если нападали, то нападали набе-
гом, внезапно, хитростию, любили сражаться в лесах, куда заманивали неп-
риятеля бегством, и потом, возвратившись, наносили ему поражение. Вот
почему император Маврикий советует нападать на славян зимою, когда им
неудобно скрываться за обнаженными деревьями, снег препятствует движению
бегущих, да и съестных припасов у них тогда мало. Особенно отличались
славяне искусством плавать и скрываться в реках, где могли оставаться
гораздо долее, чем люди другого племени, они держались под водою, лежа
на спине и держа во рту выдолбленный тростник, которого верхушка выходи-
ла на поверхность реки и таким образом проводила воздух скрытому пловцу.
Вооружение славян состояло в двух малых копьях, некоторые имели и щиты,
твердые и очень тяжелые, употребляли также деревянные луки и маленькие
стрелы, намазанные ядом, очень действительным, если искусный врач не по-
даст скорой помощи раненому. У Прокопия читаем, что славяне, вступая в
битву, не надевали лат, на некоторых не бывало даже ни плаща, ни рубаш-
ки, одни только порты; вообще Прокопий не хвалит славян за опрятность,
говорит, что, подобно массагетам, они покрыты грязью и всякою нечисто-
тою. Как все народы, в простоте быта живущие, славяне были здоровы,
крепки, легко сносили холод и жар, недостаток в одежде и пище. О наруж-
ности древних славян современники говорят, что они все похожи друг на
друга, высоки ростом, статны, кожа у них не совершенно бела, волосы
длинные, темнорусы, лицо красноватое.
Религия восточных славян поразительно сходна с первоначальною религи-
ею арийских племен: она состояла в поклонении физическим божествам, яв-
лениям природы и душам усопших, родовым, домашним гениям; следов герои-
ческого элемента, так сильно развивающего антропоморфизм, мы не замечаем
у наших славян: знак, что между ними не образовывались завоевательные
дружины под начальством вождей-героев, и что переселения их совершались
в родовой, а не в дружинной форме. Основываясь на определенных указаниях
современников, мы находим у наших славян при поклонении многим различным
явлениям природы под разными именами божеств поклонение одному верховно-
му божеству, к которому остальные находились в подчиненном отношении;
это верховное божество, по свидетельству одного из древнейших писателей
о славянах, Прокопия, было божеством молнии, которое наш летописец назы-
вает Перуном. Явление грозы, молнии есть самое поразительное из явлений
природы; немудрено, что первобытный человек дал ему первое место между
всеми другими явлениями; он не мог не заметить благотворного влияния
грозы на жизнь природы; не мог не заметить, что свет молнии независимо
во всякое время обнаруживает свое могущество, тогда как например
действия солнца ограничены, подвержены известному закону, могут обнару-
живаться, только в известное время, уступая владычество другому, проти-
воположному и, следовательно, враждебному, началу - мраку; солнце затме-
валось, погибало в глазах первобытного человека; молния никогда в глазах
его не теряла своего могущества, не побеждалась другим началом: свет
молнии сопровождается обыкновенно живительным для природы дождем - отсю-
да необходимое представление, что Перун ниспосылает дождь жаждущей при-
роде, которая без того погибла бы от жгучих лучей солнца: таким образом,
молния являлась для язычника силою производящею, с характером божества
высшего, действующего, правящего по преимуществу, умеряющего, исправляю-
щего вред, наносимый другими божествами, тогда как солнце, например, и
для поклоняющегося ему язычника являлось чем-то страдательным, не имею-
щим распорядительной силы в природе, подчиненным. Наконец, значение вер-
ховного божества-правителя молния получала в глазах язычника по причине
своей страшной карательной силы, действующей быстро и непосредственно.
Имеем право думать, что Перун у языческих славян носил еще другое
название - Сварога. Верховное божество Сварог-Перун порождало двоих сы-
новей, двух Сварожичей: солнце и огонь. Поклонение солнцу, как видно,
было сильно распространено между славянами; в "Слове о полку Игореву"
русские называются внуками Дажбога, если так, то к нему имеем право от-
носить известные воззвания в наших песнях: Дид (дед) Ладо; последнее
название, означающее свет, красоту, мир, любовь, радость, всего прилич-
нее может относиться к солнцу, другой припев: Люль, Лель означает также
деда.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz