История России с древнейших времен(ч.1)

Но и более сильные соперники
не могли быть страшны Мстиславу при народном расположении к роду Монома-
хову, тем более что Мстислав походил во всем на знаменитого отца своего.
Недаром летописец, начиная рассказ о княжении Мстислава, говорит, что
этот князь еще в молодости победил дядю своего Олега: таким образом, в
личных достоинствах Мономахова сына старались находить оправдание тому,
что он отстранял старшее племя Святославово.
Кроме Мстислава, после Мономаха оставалось еще четверо сыновей: Яро-
полк, Вячеслав, Георгий, Андрей; Ярополк еще при отце получил стол пере-
яславский и остался на нем при брате; Ярополк был на своем месте, потому
что отличался храбростию, необходимою для переяславского князя, обязан-
ного постоянно биться с степными варварами. Третий брат Вячеслава княжил
сперва в Смоленске, а потом переведен был в Туров; Георгий издавна кня-
жил в Ростовской области; Андрей - во Владимире на Волыни. В Новгороде
сидел старший сын Мстислава - Всеволод; в Смоленске - третий сын его,
Ростислав; где же был второй, Изяслав? Должно думать, что где-нибудь
подле Киева: он также отличался храбростию и потому нужен был отцу для
рати; скоро нашлась ему и волость и деятельность.
В Чернигове произошло важное явление: сын Олега, Всеволод напал
врасплох на дядю своего Ярослава, согнал его с старшего стола, дружину
его перебил и разграбил. В самом занятии киевского стола Мстиславом мимо
Ярослава Святославича, который приходился ему дядею, Всеволод мог уже
видеть пример и оправдание своего поступка: если Ярослав потерял стар-
шинство в целом роде, то мог ли он сохранять его в своей линии? Как бы
то ни было, Мстислав не хотел сначала терпеть такого нарушения стар-
шинства дядей, тем более что, как видно, он обязался клятвенным догово-
ром поддерживать Ярослава в Чернигове. Вместе с братом Ярополком Мстис-
лав собрал войско, чтобы идти на Всеволода, тот не мог один противиться
Мономаховичам и послал за половцами, а дядю Ярослава отпустил из неволи
в Муром. Половцы явились на зов Всеволода в числе 7000 и стали за рекою
Вырем у Ратимировой дубравы: но послы их, от правленные к Всеволоду, бы-
ли перехвачены на реке Локне и приведены к Ярополку, потому что послед-
ний успел за хватить все течение реки Сейма, посадил по всем городам
своих посадников, а в Курске - племянника Изяслава Мстиславича. Половцы,
не получая вести из Чернигова, испугались и побежали назад; это известие
очень замечательно: оно показывает, как варвары стали робки после за-
донских походов Мономаха, сыновей и воевод его. После бегства половцев
Мстислав еще больше начал стеснять Всеволода: "Что взял? - говорил он
ему, - навел половцев, что же, помогли они тебе?" Всеволод стал упраши-
вать Мстислава, подучивал его бояр, подкупал их дарами, чтоб просили за
него, и таким образом провел все лето. Зимою пришел Ярослав из Мурома в
Киев и стал также кланяться Мстиславу и упрашивать: "Ты мне крест цело-
вал, пойди на Всеволода"; а Всеволод, с своей стороны, еще больше упра-
шивал. В это время в киевском Андреевском монастыре был игумном Григо-
рий, которого очень любил Владимир Мономах, да и Мстислав и весь народ
очень почитали его. Этот-то Григорий все не давал Мстиславу встать ратью
на Всеволода за Ярослава; он говорил: "Лучше тебе нарушить клятву, чем
пролить кровь христианскую". Мстислав не знал, что ему делать? Митропо-
лита тогда не было в Киеве, так он созвал собор из священников и передал
дело на их решение; те отвечали: "На нас будет грех клятвопреступления".
Мстислав послушался их, не исполнил своего обещания Ярославу и после
раскаивался в том всю жизнь. На слова Григория и на приговор собора мож-
но смотреть, как на выражение общего народного мнения: граждане не тер-
пели княжеских усобиц и вообще войн, не приносивших непосредственной
пользы, не имевших целью защиты края; но какая охота была киевлянам про-
ливать свою кровь за нелюбимого Святославича? Со стороны же Мстислава,
кроме решения духовенства, побуждением к миру со Всеволодом могла слу-
жить также и родственная связь с ним: за ним была дочь его. Как бы то ни
было, племянник удержал за собою старший стол вопреки правам дяди, но
эта удача была, как увидим, первою и последнею в нашей древней истории.
Для Мономаховичей событие это не осталось, впрочем, без материальной вы-
годы: они удержали Курск и все Посемье, и это приобретение было для них
очень важно, потому что затрудняло сообщение Святославичей с половцами.
Ярослав должен был идти назад в Муром и остаться там навсегда; потомки
его явились уже изгоями относительно племени Святославова, потеряли пра-
во на старшинство, должны были ограничиться одною Муромскою волостию,
которая вследствие этого отделилась от Черниговской. Таким образом, и на
востоке от Днепра образовалась отдельная княжеская волость, подобная По-
лоцкой и Галицкой на западе.
Покончивши с черниговскими, в том же 1127 году Мстислав послал войско
на князей полоцких: есть известие, что они не переставали опустошать
пограничные волости Мономаховичей. Мстислав послал войска четырьмя путя-
ми: братьев - Вячеслава из Турова, Андрея - из Владимира; сына Давыда
Игоревича, Всеволодка, зятя Мономахова - из Городна и Вячеслава Яросла-
вича - из Клецка; этим четверым князьям велел идти к Изяславлю; Всеволо-
ду Ольговичу черниговскому велел идти с братьями на Стрежев к Борисову,
туда же послал известного воеводу своего Ивана Войтишича с торками; свой
полк отправил под начальством сына Изяслава к Лагожску а другого сына,
Ростислава, с смольнянами - на Друцк. В Полоцке сидел в это время тот
самый Давыд Всеславич, которого прежде мы видели в союзе с Ярославичами
против Глеба минского; за сыном его Брячиславом, княжившим, как видно, в
Изяславле, была дочь Мстислава киевского. Минск, по всем вероятностям,
отошел к Ярославичам еще при Мономахе, который отвел в неволю князя его
Глеба; иначе Мстислав не направил бы войско свое мимо Минска на города
дальнейшие; быть может, Всеславичи не могли забыть потери Минска, и это
было главным поводом к войне. Мстислав всем отправленным князьям назна-
чил сроком один день, в который они должны были напасть на указанные
места. Но Изяслав Мстиславич опередил один всю братию и приблизился к
Лагожску; зять его Брячислав, князь изяславский, вел в это время лагожс-
кую дружину на помощь отцу своему Давыду, но, узнав на середине пути,
что Изяслав у города, так перепугался, что не знал, что делать, куда ид-
ти, и пошел прямо в руки к шурину, к которому привел и Лагожскую дружи-
ну; лагожане, видя своих в руках у Изяслава, сдались ему; пробыв здесь
два дня, Изяслав отправился к дядьям своим Вячеславу и Андрею, которые
осаждали Изяславль. Жители этого города, видя, что князь их и лагожане
взяты Изяславом и не терпят никакой беды, объявили Вячеславу, что сда-
дутся, если он поклянется не давать их на щит (на разграбление) воинам.
Вячеслав согласился, и вечером Врагислав, тысяцкий князя Андрея, и Иван-
ко, тысяцкий Вячеславов, послали в город своих отроков, но когда на
рассвете остальные ратники узнали об этом, то бросились все в город и
начали грабить: едва князья с своими дружинами успели уберечь имение до-
чери великого князя Мстислава, жены Брячиславовой, и то должны были
биться с своими.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz