История России с древнейших времен(ч.1)


Что Ольговичи принуждены были мириться поневоле, будучи оставлены
Мстиславичами, доказательством служит их нападение на Переяславскую об-
ласть в следующем, 1135 году. Всеволод со всею братьею пришел к Переяс-
лавлю, стоял под городом три дня, бился у ворот; но, узнавши, что Яро-
полк идет на помощь к брату, отступил к верховью реки Супоя и там дож-
дался киевского князя. Мы заметили уже, что Ярополк был в отца отвагою:
завидя врага, не мог удержаться и ждать, пока подойдут другие полки на
помощь, но бросался на него с одною своею дружиною; мы видели, что такая
удаль сошла для него благополучно, принесла даже большую славу в битве с
половцами при начале Мстиславова княжения. Точно так же вздумал он пос-
тупить и теперь: не дождавшись киевских полков, с одною своею дружиною и
с братьею, даже не выстроившись хорошенько, ударил на Ольговичей, думая:
"Где им устоять против нашей силы!" Сначала бились крепко с обеих сто-
рон, но скоро побежали Всеволодовы половцы, и лучшая дружина Мономахови-
чей с тысяцким киевским погналась за ними, оставя князей своих биться с
Ольговичами на месте. После злой сечи Мономаховичи должны были уступить
черниговским поле битвы, и когда тысяцкий с боярами, поразивши половцев,
приехали назад, то уже не застали князей своих и попались в руки победи-
телям Ольговичам, обманутые Ярополковым стягом, который держали послед-
ние. Кроме лучших мужей своих, взятых в плен, Ярополк потерял в числе
убитых племянника Василька Леоновича, греческого царевича, внука Монома-
хова по дочери. Возвратясь за Днепр, киевский князь начал набирать новое
войско, а Всеволод перешел Десну и стал против Вышгорода; но, постоявши
7 дней у Днепра, не решился переправиться, пошел в Чернигов, откуда стал
пересылаться с киевским князем о мире, без всякого, однако, успеха. Это
было в конце лета; зимою Ольговичи с половцами перешли Днепр и начали
опустошать всю Киевскую область, доходили до самого Киева, стрелялись
через Лыбедь; из городов, впрочем, удалось им взять только два, да и те
пустые: мы видели уже обычай украинских жителей покидать свои города при
нашествии неприятелей, Ярополк, по словам летописца, собрал множество
войска изо всех земель, но не вышел против врагов, не начал кровопроли-
тия; он побоялся суда божия, смирился пред Ольговичами, хулу и укор при-
нял на себя от братьи своей и от всех, исполняя заповедь: любите враги
ваша; он заключил с Ольговичами мир, отдал им то, чего прежде просили,
т. е. отчину их, города по Сейму. Трудно решить, что собственно застави-
ло Ярополка склониться на уступку: был ли он из числа тех людей, на ко-
торых неудача после продолжительных успехов сильно действует, или в са-
мом деле духовенство и преимущественно митрополит Михаил постарались
прекратить войну, столь гибельную для края, и Ярополк действительно зас-
лужил похвалы летописца за христианский подвиг смирения для блага наро-
да, быть может, то и другое вместе; не забудем также, что успех битвы не
мог быть верен: мы знаем, что Всеволод Ольгович вовсе не отличался без-
расчетною отвагою, уступал, когда видел превосходство сил на стороне
противника, и если теперь не уступил, то это значило, что силы Ярополка
вовсе не были так велики, как выставляет их летописец, по крайней мере
сравнительно с силами Ольговичей (1135 г.).
Мир не мог быть продолжителен: главная причина вражды Ольговичей к
Мономаховичам - исключение из старшинства - существовала во всей силе и
при этом еще Черниговские испытали возможность успешной войны с Монома-
ховичами, особенно при разделении последних. Изгнание брата Всеволодова,
Святослава, из Новгорода было поводом к новой войне в 1138 году. Ольго-
вичи опять призвали половцев и начали воевать Переяславскую волость по
реке Суле; Андрей Владимирович не мог им сопротивляться и, не видя помо-
щи от братьев, хотел уже бежать из Переяславля. Но Ольговичи, узнав, что
Андрею нет помощи от братьев, успокоили его льстивыми словами, по выра-
жению летописца: из этого известия имеем право заключить, что Ольговичи
хотели поссорить Андрея с братьями и привлечь на свою сторону, показывая
ему, как мало заботятся об нем братья. Весть о задержке Святослава
Ольговича в Смоленске, на дороге его из Новгорода, еще более усилила
войну; брат его Всеволод призвал множество половцев, взял Прилук и соби-
рался уже старым путем к Киеву, как узнал об огромных приготовлениях Мо-
номаховичей и поспешил отступить в свою волость, к Чернигову. Ярополк
созвал братьев и племянников, собрал, кроме киевлян и переяславцев, так-
же рать из верхних земель, суздальцев, ростовцев, полочан и смольнян;
Ростиславичи галицкие и король венгерский прислали ему также помощь, на-
конец, присоединились к нему многочисленные толпы пограничных варваров,
берендеев; с такими силами Ярополк уже не стал дожидаться Ольговича в
Киевской волости, но отправился к нему в Черниговскую; Всеволод испугал-
ся и хотел было уже бежать к половцам, как черниговцы остановили его:
"Ты хочешь бежать к половцам, говорили они, а волость свою погубить, но
к чему же ты тогда после воротишься? Лучше отложи свое высокоумье и про-
си мира; мы знаем Ярополково милосердие: он не радуется кровопролитию,
бога ради он помирится, он соблюдает Русскую землю". Всеволод послушался
и стал просить мира у Ярополка; тот, по выражению летописца, будучи
добр, милостив нравом, богобоязлив, подобно отцу своему, поразмыслил о
всем хорошенько и не захотел кровопролития, а заключил мир у Моравока,
на правом берегу Десны. Потом заключен был новый договор между ним и
Ольговичами, неизвестно на каких условиях (1136 - 1139).
Так кончились усобицы на юге при старшинстве Ярополковом; но эти усо-
бицы сильно отозвались также на севере, в Новгороде Великом. Мы видели,
как при Святополке новгородцы настояли на том, чтобы князем у них оста-
вался выросший в Новгороде Мстислав Владимирович. Однако они недолго жи-
ли с этим любимым князем: Мономах в 1116 году вызвал его на юг, и в Нов-
городе остался сын его Всеволод. Молодость князя и смерть двух посадни-
ков, случившаяся почти в один год, как видно, подали повод к смятениям в
городе: некоторые бояре и сотский Ставр ограбили каких-то двух граждан;
неизвестно, впрочем, какого рода был этот грабеж, потому что иногда гра-
беж происходил вследствие судного приговора, и потому трудно решить, ви-
новны ли были Ставр и бояре в насилии или только в несправедливости. Как
бы то ни было, Мономах и Мстислав вызвали всех бояр новгородских в Киев:
товарищи Ставра были заточены, другие отпущены назад в Новгород, после
того как дали клятву, вероятно, в том, что вперед не будет подобных про-
исшествий. Кем был избран в то время посадник Константин Моисеевич, не-
известно: вероятно, киевским князем, если обратим внимание на обстоя-
тельства. На следующий год он умер, и на его место пришел посадничать из
Киева Борис, разумеется, присланный Мономахом. По смерти последнего в
Киеве посадили сына его Мстислава, а в Новгороде - внука Всеволода; от-
носительно обоих в летописи употребляется одинаковое выражение: посадиша
в смысле: граждане хотели, просили, призвали.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz