История России с древнейших времен(ч.1)

Подумав таким образом, он перекрестился, сказав: "Воля
господня да будет!" и продолжал путь. С малою дружиною приехал он на
княжий двор; Святополк вышел к нему навстречу, ввел в избу: пришел Да-
выд, и сели. Святополк стал опять упрашивать Василька: "Останься на
праздник". Василько отвечал: "Никак не могу, брат; я уже и обоз отправил
вперед". А Давыд во все время сидел, как немой. Потом Святополк начал
упрашивать Василька хотя позавтракать у него; позавтракать Василько сог-
ласился, и Святополк вышел, сказавши: "Посидите вы здесь, а я пойду,
распоряжусь". Василько стал разговаривать с Давыдом, но у того не было
ни языка, ни ушей - так испугался! И, посидевши немного, спросил слуг:
"Где брат Святополк?" Ему отвечали: "Стоит в сенях". Тогда он сказал Ва-
сильку: "Я пойду за ним; а ты, брат, посиди". Но только что Давыд вышел,
как Василька заперли, заковали в двойные оковы и приставили сторожей на
ночь. На другой день утром Святополк созвал бояр и киевлян и рассказал
им все, что слышал от Давыда, что вот Василько брата его убил, а теперь
сговорился с Владимиром, хотят его убить, а города его побрать себе. Бо-
яре и простые люди отвечали: "Тебе, князь, надобно беречь свою голову:
если Давыд сказал правду, то Василька должно наказать; если же сказал
неправду, то пусть отвечает перед богом". Узнали об этом игумены и нача-
ли просить Святополка за Василька; Святополк отвечал им: "Ведь это все
Давыд"; а Давыд, видя, что за Василька просят и Святополк колеблется,
начал получать на ослепление. "Если ты этого не сделаешь, - говорил он
Святополку, - отпустишь его, то ни тебе не княжить, ни мне". Святополк,
по свидетельству летописца, хотел отпустить Василька, но Давыд никак не
хотел, потому что сильно опасался теребовльского князя. Кончилось тем,
однако, что Святополк выдал Давыду Василька. В ночь перевезли его из Ки-
ева в Белгород на телеге, в оковах, ссадили с телеги, ввели в маленькую
избу и посадили; оглядевшись, Василько увидал, что овчарь Святополков,
родом торчин, именем Беренди, точит нож; князь догадался, что хотят ос-
лепить его, и "возопил к богу с плачем великим и стоном". И вот вошли
посланные от Святополка и Давыда - Сновид Изечевич, конюх Святополков,
да Димитрий, конюх Давыдов - и начали расстилать ковер, потом схватили
Василька и хотели повалить; но тот боролся с ними крепко, так что вдвоем
не могли с ним сладить, и позвали других, тем удалось повалить его и
связать. Тогда сняли доску с печи и положили ему на грудь, а по концам
ее сели Сновид и Димитрий, и все не могли удержаться, подошло двое дру-
гих, взяли еще доску с печи и сели: кости затрещали в груди Василька;
тогда подошел торчин с ножем, хотел ударить в глаз и не попал, перерезал
лицо; наконец, вырезал оба глаза один за другим, и Василько обеспамятел.
Его подняли вместе с ковром, положили на телегу, как мертвого, и повезли
во Владимир; переехавши Вздвиженский мост, Сновид с товарищами останови-
лись, сняли с Василька кровавую сорочку и отдали попадье вымыть, а сами
сели обедать; попадья, вымывши сорочку, надела ее опять на Василька и
стала плакаться над ним, как над мертвым. Василько очнулся и спросил:
"Где я?" Попадья отвечала: "В городе Вздвиженске". Тогда он спросил воды
и, напившись, опамятовался совершенно; пощупал сорочку и сказал: "Зачем
сняли ее с меня; пусть бы я в той кровавой сорочке смерть принял и стал
перед богом". Между тем Сновид с товарищами пообедали и повезли Василька
скоро во Владимир, куда приехали на шестой день. Приехал с ними туда и
Давыд, как будто поймал какую-то добычу, по выражению летописца; к Ва-
сильку приставили стеречь 30 человек с двумя отроками княжескими.
Мономах, узнав, что Василька схватили и ослепили, ужаснулся, заплакал
и сказал: "Такого зла никогда не бывало в Русской земле ни при дедах, ни
при отцах наших". И тотчас послал сказать Давыду и Олегу Святославичам:
"Приходите к Городцу, исправим зло, какое случилось теперь в Русской
земле и в нашей братьи: бросили между нас нож; если это оставим так, то
большее зло встанет, начнет убивать брат брата и погибнет Земля русская:
враги наши половцы придут и возьмут ее". Давыд и Олег также сильно огор-
чились, плакали и, собравши немедленно войско, пришли к Владимиру. Тогда
от всех троих послали они сказать Святополку: "Зачем это ты сделал такое
зло в Русской земле, бросил нож между нами? Зачем ослепил брата своего?
Если бы он был в чем виноват, то ты обличил бы его перед нами и тогда по
вине наказал его; а теперь скажи, в чем он виноват, что ты ему это сде-
лал?" Святополк отвечал: "Мне сказал Давыд Игоревич, что Василько брата
моего убил, Ярополка, хотел и меня убить, волость мою занять, сговорился
с Владимиром, чтоб сесть Владимиру в Киеве, а Васильку - на Волыни; мне
поневоле было свою голову беречь, да и не я ослепил его, а Давыд: он по-
вез его к себе, да и ослепил на дороге". Послы Мономаха и Святославичей
возражали: "Нечего тебе оправдываться тем, что Давыд его ослепил: не в
Давыдове городе его взяли и ослепили, а в твоем", и, поговорив таким об-
разом, ушли. На другой день князья хотели уже переходить Днепр и идти на
Святополка, и тот уже думал бежать из Киева; но киевляне не пустили его,
а послали к Владимиру мачеху его, жену покойного великого князя Всеволо-
да, да митрополита Николая; те от имени граждан стали умолять князей не
воевать с Святополком: "Если станете воевать друг с другом, говорили
они, то поганые обрадуются, возьмут Землю русскую, которую приобрели де-
ды и отцы ваши; они с великим трудом и храбростью поборали по Русской
земле, да и другие земли приискивали, а вы хотите погубить и свою зем-
лю". Владимир расплакался и сказал: "В самом деле, отцы и деды наши соб-
люли Землю русскую, а мы хотим погубить ее", и склонился на просьбу.
Княгиня и митрополит возвратились назад и объявили в Киеве, что мир бу-
дет и точно, князья начали пересылаться и удалились; Владимир и Святос-
лавичи сказали Святополку: "Так как это все Давыд наделал, то ступай ты,
Святополк, на Давыда, либо схвати его, либо выгони". Святополк взялся
исполнить их волю.
Между тем Василька все держали под стражею во Владимире; там же нахо-
дился в это время и летописец, именем Василий, оставивший нам известия
об этих событиях. "В одну ночь, говорит он, прислал за мной князь Давыд;
я пришел и застал около него дружину; князь велел мне сесть и начал го-
ворить: "Этой ночью промолвил Василько сторожам своим: "Слышу, что идет
Владимир и Святополк на Давыда; если бы меня Давыд послушал, то я бы
послал боярина своего к Владимиру, и тот бы возвратился"; так сходи-ка
ты, Василий, к тезке своему Васильку и скажи ему, что если он пошлет
своего мужа и Владимир воротится, то я дам ему город, какой ему люб: ли-
бо Всеволож, либо Шеполь, либо Перемышль". Я пошел к Васильку и расска-
зал ему все речи Давыдовы; он отвечал мне: "Я этого не говорил, но наде-
юсь на бога, пошлю, чтоб не проливали ради меня крови; одно мне удиви-
тельно: дает мне свой город, а мой город - Теребовль, вот моя волость".
Лотом сказал мне: "Иди к Давыду и скажи ему, чтоб прислал ко мне
Кульмея, я его хочу послать ко Владимиру".

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz