История России с древнейших времен(ч.1)

Такое резкое выделение было необходимым
следствием твердости родовой связи: кто нарушал эту связь, тот нарушал
ее совершенно, становился совершенно чужим, ничего среднего быть не мог-
ло. Таким образом, означенное положение Русской Правды о наследстве слу-
жит признаком только что начавшегося перехода от родового быта, когда
еще не выработались отношения по одной кровной связи, без всякого отно-
шения к единству рода и к общему владению родовою собственностию: можно
выразиться так, что это положение Русской Правды знаменует переход от
родовых отношений к родственным. Так как выделы из родов по означенным
выше причинам должны были происходить в описываемый период преимущест-
венно в городах, то мы и почли приличным упомянуть здесь о положении
Русской Правды относительно наследства, тем более что положение ее о
наследстве после дружинника бесспорно носит признаки глубокой древности.
Мы заметили, что имущество простого человека, смерда, шло к князю, пото-
му что князь Рюрикович заменил для смерда прежнего князя - родоначальни-
ка, но вовсе не таково было отношение дружинника к князю. Дружинник был
вольный слуга князя; первоначальную дружину составляли пришельцы, варя-
ги, которые могли оставаться в службе князя, сколько хотели; они получа-
ли содержание от князя за свою службу; они не входили вместе со смердами
в состав общества, они составляли особое от общества тело, которое об-
щество содержало для собственной защиты; отсюда общество, казна общест-
венная или княжеская, не могла брать имущества умершего дружинника, ко-
торое представляло не иное что, как жалованье, полученное дружинником за
службу князю и земле; вольный дружинник, вступая в службу к князю, никак
не мог согласиться, чтобы добытое им имущество на службе по его смерти
отнималось у его дочерей и переходило к обществу, к которому он мог
иметь только временное отношение; при этом очень часто могло случаться,
что имущество это было им накоплено в других странах, на службе другому
князю, другой земле. Мы назвали этот обычай относительно боярского нас-
ледства древним, отнесли его к описываемому периоду именно потому, что
он предполагает особность дружинника, как пришлеца, могущего быть только
временным слугою княжеским; это же отношение особенно было сильно в на-
чале нашей истории. Из остальных положений о наследстве в Русской Правде
читаем о праве отца при смерти делить дом свой детям; если же умрет без
завещания (без ряда), то имение идет всем детям, которые обязаны дать
часть по душе умершего; двор отцовский всегда идет меньшому сыну. Сестра
при братьях не получала наследства, но последние обязывались выдать ее
замуж. Жена, если остается жить с детьми, имеет право на часть нас-
ледства; но когда муж назначил или дал ей особый участок из своего иму-
щества, то она уже не наследует вместе с детьми. Мать может разделить
свое имущество между всеми сыновьями или же отдать его какому-нибудь од-
ному, даже одной дочери; но если она умрет, не распорядившись, то нас-
ледство после нес получает тот, у кого она жила в доме, кто ее кормил и
у кого она умерла. Из детей от двух разных отцов те и другие получают
только наследство после своего отца; а если они от разных матерей, то
наследство после своей матери. Если мать малолетних сирот пойдет замуж,
то они с наследством своим поступают в опеку к ближайшему родственнику;
отчим также мог быть опекуном. Опекун брал имение малолетних перед доб-
рыми людьми и впоследствии обязан был возвратить его в целости вместе с
приплодом от скота и челяди, имея право удержать у себя только проценты
или торговую прибыль в награду за свои попечения. Если жена, давши слово
сидеть по смерти мужа с детьми, растеряет имущество последних и пойдет
замуж, то должна выплатить детям все ею потерянное. Жена имеет право ос-
таваться по смерти мужа в его доме с детьми, и последние не смеют этому
противиться. О незаконных детях встречаем следующее положение: "если бу-
дут у мужа дети от рабы, то они не имеют доли в наследстве, но получают
свободу вместе с матерью". Очень важно было бы знать время появления
этого устава. Вероятно, духовенство с самого начала старалось полагать
различие между законными и незаконными детьми; но сомнительно, соблюда-
лось ли строго это различие во времена Ярослава. Любопытно, что устав
обращает внимание на детей от рабы, признает их, хотя не совершенно: хо-
тя лишает их наследства, однако дает им свободу вместе с матерью. Полное
признание незаконности их не допустило бы устав обратить на них внима-
ние.
На ком лежала обязанность приводить судебный приговор в исполнение,
т. е. подвергать виновного наказанию, собирать пени, получать судебные
пошлины, взыскивать частное вознаграждение и какие средства можно было
употреблять в случае сопротивления со стороны осужденного - на все это
нет достаточных указаний в Русской Правде. Но из других источников мы
узнаем о важном значении при суде тиуна княжеского, от которого зависело
решить дело право или неправо, наложить справедливую или несправедливую
пеню, откуда заключаем, что тиун был приставником княжеским при суде,
обязанным смотреть за исполнением устава. Кроме того, при судопроиз-
водстве упоминаются еще слуги княжеские с разными названиями - ябедника,
вирника, метельника, мечника (кажется, одно и то же), детского, отрока
(кажется, одно и то же); встречаем и писца; в пользу этих лиц установле-
ны были особые судные пошлины; кроме того, во время следствия дела они
получали содержание на счет жителей того места, где производилось
следствие. Наконец, в Правде встречаем статьи, которыми определяется пе-
ня за то, если подвергнуть муке, телесному истязанию огнищанина, тиуна.
мечника или простого человека, смерда, без княжеского приказания, следо-
вательно, эти люди могли подвергаться телесному истязанию по приказу
княжескому. Как поступал князь с людьми, входившими в столкновение с его
властию, - видно из поведения Ярослава с дядею его, новогородским посад-
ником Константином Добрыничем.
Рассмотрев содержание Русской Правды, во сколько при настоящей, очень
неудовлетворительной обработке этого памятника можно им воспользоваться,
мы обратимся теперь к нравам эпохи, как они представляются нам Правдою и
летописью. Кровавая месть, частая возможность убийства в ссоре, на пи-
рах, поступки Игоря с древлянами и древлян с ним, мщение Ольги, умноже-
ние разбоев при Владимире, поступки Добрыни в Полоцке с семьею Рогволо-
да, потом с Ярополком, поведение Святополка - вот нравы языческого об-
щества. Скорость к обиде и скорость к мести, преобладание физических
стремлений, мало сдерживаемых религиозными и нравственными законами; си-
ла физическая на первом плане - ей весь почет, все выгоды; богатырь, ко-
торого сила доведена в народном воображении до чудовищных размеров, -
вот герой эпохи. В битвах личная, материальная сила преобладает, отсюда
видим частые единоборства, в которых оружие не употребляется: борются
обыкновенно, схватывая друг друга, желая раздавить и ударить об землю:
оружие - это уже человеческое, искусственное, заменяющее животненную си-
лу; при владении оружием требуется ловкость, искусство.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz