История России с древнейших времен(ч.1)

Но не так легко было справиться с
теми племенами, которые прежде были независимы, не платили никому дани,
не хотели и теперь платить ее Руси; мы видели сопротивление древлян; по-
том, слишком в двадцать лет, по счету летописца, Олегу удалось покорить
дулебов, хорватов и тиверцев, но угличей не удалось. Только в 907 году
Олег собрался в поход на греков; оставив Игоря в Киеве, он пошел со мно-
жеством варягов, славян (новгородцев), чуди, кривичей, мери, полян, се-
верян, древлян, радимичей, хорватов, дулебов и тиверцев, пошел на конях
и в кораблях; кораблей было 2000, на каждом корабле по 40 человек. Разу-
меется, историк не имеет обязанности принимать буквально этот счет, для
него важен только тон предания, с каким оно хранилось в народе и из ко-
торого видно, что предприятие было совершено соединенными силами всех
племен, подвластных Руси, северных и южных, а не было набегом варяжской
шайки: отсюда объясняется робость греков, удача предприятия. Когда русс-
кие корабли явились пред Константинополем, говорит предание, то греки
замкнули гавань, заперли город. Олег вышел беспрепятственно на берег,
корабли были выволочены, ратные рассеялись по окрестностям Царя-града и
начали опустошать их: много побили греков, много палат разбили и церквей
пожгли; пленных секли мечами, других мучили, расстреливали, бросали в
море. Предание прибавляет, что Олег велел поставить лодки свои на коле-
са, и флот при попутном ветре двинулся на парусах по суше к Константино-
полю. Говоря просто, Олег приготовился к осаде города; греки испугались
и послали сказать ему: "Не губи город, мы беремся давать тебе дань, ка-
кую хочешь". Олег остановился; то же предание рассказывает, что греки
выслали ему кушанье и напитки с отравою, что Олег догадался о коварстве
и не коснулся присланного и что тогда греки в испуге говорили: "Это не
Олег, но святый Димитрий, посланный на нас богом". Приведенный рассказ
замечателен по тому представлению, которое имели о характере греков и о
характере вещего Олега: самый хитрый из народов не успел обмануть мудро-
го князя! Олег, продолжает летопись, отправил к императору послов - Кар-
ла, Фарлофа, Велмуда, Рулава и Стемира, которые вытребовали по 12 гривен
на корабль да еще уклады на русские города: Киев, Чернигов, Переяславль,
Полоцк, Ростов, Любеч и другие, потому что в тех городах сидели Олеговы
мужи; Олег требовал также, чтобы русь, приходящая в Царьград, могла
брать съестных припасов, сколько хочет; гости (купцы) имеют право брать
съестные припасы в продолжение шести месяцев - хлеб, вино, мясо, рыбу,
овощи; могут мыться в банях, сколько хотят, а когда пойдут русские до-
мой, то берут у царя греческого на дорогу съестное, якори, канаты, пару-
са и все нужное. Император и вельможи его приняли условия, только с сле-
дующими изменениями: русские, пришедшие не для торговли, не берут меся-
чины; князь должен запретить своим русским грабить села в стране гречес-
кой; русские, пришедши в Константинополь, могут жить только у св. Мамы,
император пошлет переписать их имена, и тогда они будут брать свои меся-
чины - сперва киевляне, потом черниговцы, переяславцы и другие; входить
в город будут они одними воротами, вместе с чиновником императорским,
без оружия, не более 50 человек и пусть торгуют, как им надобно, не пла-
тя никаких пошлин. Из этих условий видна недоверчивость греков к русс-
ким, которые любили при удобном случае переменить характер купцов на ха-
рактер воинов. Императоры Леон и Александр целовали крест в соблюдении
договора; привели также к присяге Олега и мужей его, те клялись по русс-
кому закону: оружием, Перуном, богом своим, Волосом, скотьим богом, и
таким образом утвердили мир. Предание прибавляет, будто Олег велел руси
сшить паруса шелковые, а славянам - полотняные, будто воины повесили щи-
ты свои на воротах цареградских в знак победы, и когда пошли они домой,
то русь подняла паруса шелковые, а славяне - полотняные, но ветер разод-
рал их; тогда славяне сказали: примемся за свои холстинные паруса, не
дано славянам парусов полотняных. Это предание любопытно потому, что в
нем видно различие между русью и славянами, различие в пользу первой.
Под именем руси здесь должно принимать не варягов вообще, но дружину
княжескую, под славянами - остальных ратных людей из разных племен; ес-
тественно, что корабль княжеский и другие, везшие бояр и слуг княжеских,
были красивее, чем корабли простых воинов, Олег, заключает предание,
возвратился в Киев с золотом, дорогими тканями, овощами, винами и всяким
узорочьем; народ удивился такому успеху и прозвал князя "вещим", то есть
кудесником, волхвом.
Допустив к себе русских на продолжительное житье в Константинополь,
греческий двор должен был урядиться с киевским князем, как поступать при
необходимых столкновениях русских с подданными Империи; вот почему в 911
году, следовательно, по счету летописца, через четыре года, Олег послал
в Царьград мужей своих утвердить мир и положить ряд между греками и
Русью на основании прежнего ряда, заключенного тотчас после похода. Пос-
лами были отправлены те же пять мужей, которые заключали и первый дого-
вор, - Карл, Фарлоф, Велмуд (Веремуд), Рулав, Стемир (Стемид), но с при-
бавкою еще девяти: Инегельд, Гуды, Руальд, Карн, Фрелаф, Рюар, Актеву,
Труан, Бидульфост. Несмотря на искажение имен, легко заметить, что почти
все они звучат не по-славянски; славянские звуки можно уловить только в
двух - Велмуде (Велемудре) и Стемире. Причина такому явлению может зак-
лючаться в том, что большинство дружины Олеговой состояло в это время
еще из скандинавов или, быть может, означенные варяги потому были отп-
равлены в Константинополь, что, подобно многим своим соотечественникам,
уже бывали там прежде, знали греческие обычаи, язык. Эти мужи посланы
были от великого князя Олега, от всех подручных ему князей (знак, что,
кроме Олега и Игоря, существовали еще другие родичи Рюриковы), бояр и от
всей подручной ему руси. Послы заключили следующий договор: 1) При каж-
дом преступлении должно основываться на ясных показаниях, но при запо-
дозрении свидетельства пусть сторона подозревающая клянутся в том, что
свидетельство ложно; пусть всякий клянется по своей вере и пусть примет
казнь, если клялся ложно. За этим следует исчисление преступлений и со-
ответственных им наказаний, 2) Если русин убьет христианина, то есть
грека, или христианин - русина, то преступник пусть умрет на месте; если
же убежит и оставит имение, то оно отдается родственникам убитого, за
исключением той части, которая по закону следует жене убийцы; если же
преступник убежит, не оставив имения, то считается под судом до тех пор,
пока не будет пойман и казнен смертию. 3) За удар мечом или чем бы то ни
было виноватый платит пять литр серебра по русскому закону; если будет
не в состоянии заплатить означенной суммы, то пусть даст, сколько может,
пусть скинет с себя то самое платье, которое на нем, и клянется по обря-
дам своей веры, что не имеет никого, кто бы мог заплатить за него, и
тогда иск прекращается.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz