искусственный лёд с нашими цены на льдогенераторы

История России с древнейших времен(ч.1)

Новгородцы посадили у себя
Всеволода вторично, потому что по вступлении своем на старший стол
Мстислав мог перевести его куда-нибудь поближе к себе в Русь по примеру
отцовскому; как видно, в это время новгородцы взяли со Всеволода клятву
не разлучаться с ними. На следующий год Всеволод ходил к отцу в Киев, но
пришел опять в Новгород на стол; в тот же год дали посадничество Мирос-
лаву Гюрятиничу, причем летописец не упоминает о смерти прежнего посад-
ника Бориса; к кому относится выражение: въдаша посадничество - к
князьям ли Мстиславу и Всеволоду или к гражданам, решить трудно. Через
год, не упоминая о смерти Мирослава, летопись говорит о назначении ему
преемника Давыда Дмитриевича, шурина великого князя Мстислава и сына
прежде бывшего посадника. Этот посадник умер в том же 1128 году, и на
его место в 1129 г. пришел из Киева Даниил; но в 1130 г. опять летопись
упоминает о назначении нового посадника Петрилы с выражением даша и в то
же время говорит о походе Всеволода на чудь, и о поездке его в Киев к
отцу; имела ли связь смена посадника с этими событиями, решить трудно.
Так было при старшинстве Мстислава. Тотчас по смерти его начались смуты.
Всеволод, несмотря на клятву не разлучаться с новгородцами, прельстился
столом переяславским и уехал в Русь, не оставивши, как видно, князя в
Новгороде. Мы уже видели раз, как новгородцы обижались, когда князья ме-
няли их город на другой; кроме того, что перемена князя нарушала наряд в
городе, новгородцев должно было оскорблять и то, что князь, отдавая пре-
имущество какому-нибудь Турову или Переяславлю, тем самым унижал значе-
ние стола Рюрикова, ибо и между самими князьями, как увидим, не исчезала
память, что Новгород был старейшим столом в Русской земле. Легко понять
теперь, что когда Всеволод, прогнанный Юрием из Переяславля, явился на-
зад в Новгород, то нашел здесь сильное волнение - встань великую в лю-
дях, по выражению летописца; пришли псковичи и ладожане в Новгород, и
Всеволод должен был выехать из него; потом, однако, граждане скоро оду-
мались и возвратили его назад. Можно, впрочем, с вероятностию полагать,
что Всеволод был принят не так уже, как прежде, что здесь положено нача-
ло условиям или рядам новгородцев с князьями; вероятно, также с этого
времени и посадник переменяет свой характер чиновника княжеского на ха-
рактер чиновника народного, от веча избираемого, хотя и не без участия
князя; в это время по крайней мере избрали посадников для пригородов -
Мирослава для Пскова и Рагуила для Ладоги; это известие может навести на
мысль, что псковичи и ладожане затем и приходили в Новгород, чтоб требо-
вать назначения себе новых посадников. Есть также прямое известие, что с
этих пор Всеволод не имел надлежащего значения в Новгороде, не мог зас-
тавить его жителей выслать в Киев обычную печерскую дань, за которою ве-
ликой князь Ярополк должен был послать другого племянника Изяслава: пос-
леднему удалось взять дань.
Между тем дела на юге запутывались все более и более. В 1134 году
явился в Новгород Изяслав Мстиславич, с тем чтобы уговаривать брата и
граждан идти войною на дядю Юрия, добыть для Мстиславичей хотя Ростовс-
кую волость, если им нет части в Русской земле. Начали толковать о суз-
дальской войне новгородцы и убили мужей своих, свергнули их с моста, го-
ворит летописец. Из этих слов видно, что после предложения, сделанного
Всеволодом о суздальском походе, вече было самое бурное: одни хотели за-
щищать Мстиславичей, достать им волость, другие нет; большинство оказа-
лось на стороне первых, положено идти в поход, а несогласное меньшинство
отведало Волхова. Мстиславичи с посадником Петрилою отправились на вой-
ну, но едва достигли они до реки Дуны, как несогласия городского веча
повторились в полках: противники похода против дядей в пользу племянни-
ков, против сына Мономахова в пользу внуков его опять подняли голос и на
этот раз пересилили, заставили князя возвратиться и тут же, отняв посад-
ничество у Петрила, как видно, желавшего войны, отдали его Ивану Павло-
вичу. Так посадники уже начали сменяться вследствие перевеса той или
другой враждебной стороны; видно также, что к противникам войны принад-
лежали люди, вообще не расположенные ко Всеволоду, не хотевшие принять
его по возвращении из Переяславля. Но в Новгороде ждало их поражение:
здесь противники их опять пересилили, и опять Всеволод со всею Новго-
родскою областью пошел на Ростовскую землю в жестокие морозы и мятели,
несмотря на увещания митрополита Михаила, который пришел тогда в Новго-
род: "Не ходите, грозил им митрополит, меня бог послушает"; новгородцы
задержали его и отправились: на Ждановой горе встретились они с ростовс-
кими полками и потерпели поражение, потеряли храброго посадника своего
Ивана, также Петрилу Николаича, быть может, его предшественника, и много
других добрых мужей, а суздальцев пало больше, прибавляет новгородский
летописец; но ростовский говорит, что его земляки победили новгородцев,
побили их множество и возвратились с победою великою. Новгородцы, возв-
ратись домой, выпустили митрополита и выбрали посадником старого Мирос-
лова Гюрятинича.
Испытав вредные для себя следствия княжеских усобиц, новгородцы в
1135 году отправили посадника своего Мирослава в Русь мирить Мономахови-
чей с Ольговичами; но он возвратился, не сделав ничего, потому что
сильно взмялась вся Земля русская, по выражению летописца. Князья не по-
мирились при посредничестве новгородцев, но каждый стал переманивать их
на свою сторону, давать им, следовательно, право выбора. Новгородцы не
замедлят воспользоваться этим правом, но кого же выберут они? Кому бог
поможет, на чьей стороне останется победа? Бог помог Ольговичам при Су-
пое, и противники Мономаховича Всеволода воспользовались этим, чтоб
восстать против него. В 1136 году новгородцы призвали псковичей и ладо-
жан и стали думать, как бы выгнать князя своего Всеволода; подумавши,
посадили его в епископском дворе с женою, детьми и тещею, приставили
сторожей стеречь его день и ночь с оружием, по 30 человек на день, и не
выпускали до тех пор, пока приехал новый князь, Святослав Ольгович из
Чернигова. Вины Всеволода так означены в летописи: 1) не блюдет смердов;
2) зачем хотел сесть в Переяславле? 3) в битве при Ждановой горе прежде
всех побежал из полку; 4) вмешивает Новгород в усобицы: сперва велел
приступить к Ольговичам, а теперь велит отступить. Но изгнание сына
Мстиславова и принятие Ольговича не могли пройти спокойно в Новгороде,
потому что оставалась сильная сторона, приверженная к Мстиславичам: Нов-
город разодрался, как разодралась Русская земля, по выражению летописца.
В год прибытия Святослава Ольговича (1136) уже встречаем известие о сму-
те: какого-то Юрия Жирославича, вероятно, приверженца Всеволодова, сбро-
сили с моста. Но у Мстиславича оставалось много других приверженцев; они
решились умертвить Святослава, стреляли в него, но без успеха. Тогда
несколько добрых мужей и в том числе посадник Константин (избранный на
место Мирослава Гюрятинича, умершего в 1135 году) побежали ко Всеволоду
в Вышгород, где приютил его дядя Ярополк; вместо Константина избрали по-
садником Якуна Мирославича, вероятно, сына прежнего посадника Мирослава
Гюрятинича.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz