История России с древнейших времен(ч.1)

На другой
день половцы начали крепче приступать к городу; но когда узнали, что к
Мстиславу пришла подмога, то испугались и ушли за Сулу. Узнав о бегстве
половцев, Ростислав, по совету с братьею, решился, не заходя в Киев, ид-
ти прямо на Изяслава Давыдовича черниговского: "Нужно нам, - говорил
Ростислав, - предупредить Юрия, либо прогнать его, либо мир заключить".
Киевские полки и торки под начальством трех князей - Ростислава, Святос-
лава Всеволодича и Мстислава Изяславича перешли уже Днепр у Вышгорода и
хотели идти к Чернигову, как вдруг прискакал к Ростиславу гонец из Киева
и объявил: "Отец твой Вячеслав умер". "Как умер? - сказал Ростислав, -
когда мы поехали, он был здоров?" Гонец отвечал: "В эту ночь пировал он
с дружиною и пошел спать здоров; но как лег, так больше не вставал".
Ростислав тотчас же поскакал в Киев, похоронил дядю, роздал все имение
его духовенству и нищим и, поручив остальные дела все матери своей, вдо-
ве Мстиславовой, отправился опять на ту сторону Днепра. Приехавши к
войску, он начал думать с племянниками и дружиною - идти или нет на Чер-
нигов? бояре советовали не ходить: "Дядя твой Вячеслав умер, - говорили
они, - а ты еще с людьми киевскими не утвердился; лучше поезжай в Киев,
утвердись там с людьми и тогда, если дядя Юрий придет на тебя, то захо-
чешь помириться с ним, помиришься, а не захочешь, будешь воевать". Любо-
пытно, что киевские бояре хотят, чтоб Ростислав ехал в Киев и урядился с
его жителями, тогда как последние уже прежде объявили ему, что Киев при-
надлежит ему до самой смерти; притом Ростислав только что приехал из Ки-
ева; если бы граждане хотели объявить ему что-нибудь новое, то объявили
бы после похорон Вячеславовых. Должно думать, что боярам самим хотелось
возвратиться в Киев и урядить там свои дела по смерти старого князя;
быть может, им хотелось заставить киевлян утвердиться с Ростиславом нас-
чет новой дружины. его смоленской. Как бы то ни было, Ростислав не пос-
лушался бояр и пошел к Чернигову, пославши наперед сказать Изяславу Да-
выдовичу: "Целуй крест, что будешь сидеть в своей отчине, в Чернигове, а
мы будем в Киеве". Изяслав отвечал: "Я и теперь"вам ничего не сделал; не
знаю, зачем вы на меня пришли; а пришли, так уже как нам бог даст". Но
ведь он подвел Глеба Юрьевича с половцами и был с ним вместе у Переяс-
лавля, замечает летописец. На другой день Давыдович соединился с Глебом
и половцами и вышел против Мстиславичей; Ростислав, увидав множество
врагов, а у себя небольшую дружину, испугался и стал пересылаться с
Изяславом насчет мира, отдавал ему под собою Киев, а под племянником
Мстиславом - Переяславль. Такое недостойное поведение, трусость, неу-
менье блюсти выгоды племени сильно раздосадовали Мстислава Изяславича:
"Так не будут же ни мне Переяславля, ни тебе Киева", - сказал он дяде и
поворотил коня в Переяславль; Ростислав, оставленный племянником, был
обойден половцами и после двухдневной битвы обратился в бегство; пресле-
дуемый врагами, он потерял коня, сын Святослав отдал ему своего, а сам
стал отбиваться от половцев и таким образом дал отцу время уйти.
Ростислав переправился за Днепр ниже Любеча и поехал в Смоленск;
Мстислав Изяславич с двоюродным братом Святославом Ростиславичем ускакал
в Переяславль, здесь взял жену и уехал в Луцк; а Святослав Всеволодич
был захвачен половцами; Изяслав Давыдович с женою выручили его из плена
и других русских много выручили, много добра сделали, говорит летописец:
если кто из пленников убегал в город, тех не выдавали назад. Быть может,
Давыдович с намерением поступал так, желая приобресть расположение жите-
лей Русской земли, которых нелюбовь ко всему его племени он должен был
знать хорошо. Он послал сказать киевлянам: "Хочу к вам поехать". Киевля-
не были в самом затруднительном положении: покинутые Ростиславом, они
видели приближение половцев, от которых могло спасти их только немедлен-
ное принятие Давыдовича, и они послали сказать ему: "Ступай в Киев, чтоб
нас не взяли половцы, ты наш князь, приезжай". Изяслав приехал в Киев и
сел на столе, а Глеба Юрьевича послал княжить в Переяславль, окрестности
которого были сильно опустошены союзниками их - половцами. Но Юрия рос-
товского нельзя было удовлетворить одним Переяславлем: только что услы-
хал он о смерти Изяславовой и о приезде другого Мстиславича в Киев, как
уже выступил в поход и приблизился к Смоленску, имея теперь дело преиму-
щественно с тамошним князем; тут пришла к нему весть, что Вячеслав умер,
Ростислав побежден, Давыдович сидит в Киеве, а Глеб - в Переяславле.
Ростислав между тем, прибежавши в Смоленск, успел собрать войско и вышел
против дяди; но мы видели, что Ростислав не был похож на брата отвагою,
видели также, что он не был охотником и до споров с дядьми, и потому
послал к Юрию просить мира: "Батюшка! - велел он сказать ему, - кланяюсь
тебе: ты и прежде до меня был добр и я до тебя; и теперь кланяюсь тебе,
дядя мне вместо отца". Юрий отвечал: "Правду говоришь, сын; с Изяславом
я не мог быть; но ты мне свой брат и сын". После этой пересылки дядя с
племянником поцеловали крест на всей любви, по выражению летописца, и
Юрий отправился к Киеву, а Ростислав - в Смоленск; вероятно, что необхо-
димость спешить в Киев и большое войско Ростислава также имели влияние
на миролюбие дяди. Недалеко от Стародуба встретил Юрия сват его и старый
союзник Святослав Ольгович, приехал к нему и Святослав Всеволодич с по-
винною. "Совсем обезумел я, - говорил он Юрию, - прости". По просьбе дя-
ди Ольговича Юрий помирился с Всеволодичем, заставив его поклясться не
отступать от себя и от дяди, после чего все трое пошли к Чернигову. Не
доходя еще до города, Святослав Ольгович послал в Киев сказать Давыдови-
чу: "Ступай, брат, из Киева, идет на тебя Юрий; ведь мы оба с тобою поз-
вали его". Но Давыдович не слушался; тогда Святослав в другой раз послал
к нему из Чернигова: "Ступай из Киева, идет туда Юрий; а я тебе Чернигов
уступаю ради христианских душ". Изяслав все не хотел выйти из Киева, по-
тому что этот город сильно понравился ему, говорит летописец. Наконец,
сам Юрий послал сказать ему: "Мне отчина Киев, а не тебе". Без права и
без особенного народного расположения Давыдович не мог более оставаться
в Киеве и потому послал сказать Юрию: "Разве я сам поехал в Киев? Поса-
дили меня киевляне; Киев твой, только не делай мне зла".
Юрий помирился с ним (1156 г.) и вошел в Киев с четырьмя старшими сы-
новьями, которых посажал около себя: Андрея - в Вышгороде, Бориса - в
Турове, Глеба - в Переяславле, Василька - на Поросье. На Волыни сидели
Мстиславичи: Владимир с племянниками - Мстиславом и Ярославом; первый,
как видно, успел помириться с Юрием, обещаясь действовать заодно с ним
против племянников, на которых Юрий послал старого союзника своего и
врага Мстиславичей - Юрия Ярославича с внуками брата его Вячеслава; они
прогнали Мстислава из Пересопницы в Луцк; но и здесь он не мог долго ос-
таваться спокойным; Юрий велел идти на Луцк зятю своему Ярославу галиц-
кому; тогда Мстислав, оставив брата Ярослава в Луцке, сам ушел в Польшу
за помощью; галицкий князь вместе с Владимиром Мстиславичем подошел к
Луцку, но, постоявши несколько времени под городом, ушел, ничего не сде-
лав ему.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz