История России с древнейших времен(ч.1)

Верную картину быта греческих колонистов можно видеть в рассказе
Диона Хрисостома, который в Ольвии искал убежища от преследований Доми-
циана. Когда жители Ольвии увидали заморского оратора, то с греческой
жадностию бросились послушать его речей: старики, начальники уселись на
ступенях Юпитерова храма, толпа стояла с напряженным вниманием; Дион
восхищался античным видом своих слушателей, которые все, подобно грекам
Гомера, были с длинными волосами и с длинными бородами, но все они были
также вооружены: накануне толпа варваров показалась перед городом, и в
то время, когда Дион произносил свою речь, городские ворота были запер-
ты, и на укреплениях развевалось военное знамя; когда же нужно было выс-
тупать против варваров, то в рядах колонистов раздавались стихи Илиады,
которую почти все ольвиополиты знали наизусть. Время падения новой
Ольвии трудно определить. Кроме Ольвии, важными поселениями греческими
были Пантикапея (около Керчи), служившая местопребыванием босфорским ца-
рям, потом Фанагория, которую полагают подле Тамани; кроме того, по бе-
регам и во внутренности страны было много других торговых мест. Постоян-
ная опасность со стороны варваров заставила все эти города вверить прав-
ление одному начальнику, вследствие чего произошло Босфорское царство.
Война оборонительная влекла босфорских владельцев и к наступательной,
они покорили своей власти разные окрестные варварские народы. Как на-
чальники греческих городов, носили они название архонтов, или игемонов,
как владельцы варварских народов, назывались василевсами, или этнархами.
Таким образом, на берегах Понта, где сталкивалось столько разноплеменных
и разнообычных народов, издавна являются странные, смешанные владения,
каким в древности было Босфорское царство, в позднейшие времена - Ко-
зарское. Самую тесную связь с нашей историей имеет богатая греческая ко-
лония на Таврическом полуострове (где теперь Севастополь) - Херсонес
(Херсон, Корсунь).
Существование многих торговых цветущих поселений предполагает обшир-
ную торговлю. Главным предметом вывоза с северных берегов Понта и в
древности, как теперь, был хлеб, за ним следовала рыба, потом - воск,
мед, кожи, меха, шерсть, лошади; рабы, как было сказано выше, составляли
также одну из значительных отраслей понтийской торговли. Привоз состоял
в выделанных кожах, которые в грубом виде были вывезены отсюда же, в
одежде, масле, вине, произведениях искусств.
Мы видели, что, несмотря на столкновение разных народов у берегов
понтийских, несмотря на их движения и борьбы, в странах этих во все про-
должение так называемой древней истории господствует мертвенное однооб-
разие: сменялись имена народов, но быт их оставался одинаков. Только од-
нажды однообразие этого пустынного мира было нарушено движением истори-
ческого народа, походом персидского царя Дария Гистаспа; предания об
этом походе любопытны для историка, потому что дают понятие о свойствах
страны и народов, в ней обитавших. За 513 лет до р. х. с 700 или 800000
войска и 600 кораблей переправился персидский царь через фракийский Бос-
фор по великолепному мосту в Европу и вступил в Скифию. Скифы не встре-
тили полчищ персидских. но стали удаляться в глубь страны, засыпая на
пути колодцы, источники, истребляя всякое произрастание; персы начали
кружить за ними. Утомленный бесплодною погонею, Дарий послал сказать
скифскому царю: "Странный человек! Зачем ты бежишь все дальше и дальше?
Если чувствуешь себя в силах сопротивляться мне, то стой и бейся, если
же нет, то остановись, поднеси своему повелителю в дар землю и воду, и
вступи с ним в разговор". Скиф отвечал: "Никогда еще ни перед одним че-
ловеком не бегал я из страха, не побегу и перед тобою; что делаю я те-
перь, то привык делать и во время мира, а почему не бьюсь с тобою, тому
вот причины: у нас нет ни городов, ни хлебных полей, и потому нам нечего
биться с вами из страха, что вы их завоюете или истребите. Но у нас есть
отцовские могилы: попробуйте их разорить, так узнаете, будем ли мы с ва-
ми биться или нет". Одни кости мертвецов привязывали скифа к земле, и
ничего, кроме могил, не оставил он в историческое наследие племенам гря-
дущим. Персы увидали, что зашли в страну могил и обратились назад.
Вторжение персов в Скифию не произвело ничего, кроме ускоренного дви-
жения ее обитателей; попытки Митридата возбудить восток, мир варваров,
против Рима остались тщетными. Движения из Азии не могли возбудить исто-
рической жизни в странах понтийских, но вот слышится предание о противо-
положном движении с запада, из Европы, о движении племен, давших стране
историю.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Славянское племя. - Его движение. - Венеды Тацита. - Анты и сербы. -
Движение славянских племен, по русскому начальному летописцу. - Родовой
быт славян. - Города. - Нравы и обычаи. - Гостеприимство. - Обращение с
пленными. - Брак. - Погребение. - Жилища. - Образ ведения войны. - Рели-
гия. - Финское племя. - Литовское племя. - Ятвяги. - Готское движение. -
Гунны. - Авары. - Козары. - Варяги. - Русь.
Славянское племя не помнит о своем приходе из Азии, о вожде, который
вывел его оттуда, но оно сохранило предание о своем первоначальном пре-
бывании на берегах Дуная, о движении оттуда на север и потом о вторичном
движении на север и восток, вследствие натиска какого-то сильного врага.
Это предание заключает в себе факт, не подлежащий никакому сомнению,
древнее пребывание славян в придунайских странах оставило ясные следы в
местных названиях; сильных врагов у славян на Дунае было много: с запада
- кельты, с севера - германцы, с юга - римляне, с востока - азиатские
орды; только на северо-восток открыт был свободный путь, только на севе-
ро-востоке славянское племя могло найти себе убежище, где, хотя не без
сильных препятствий, успело основать государство и укрепить его в уеди-
нении, вдалеке от сильных натисков и влияний Запада, до тех пор, пока
оно, собравши силы, могло уже без опасения за свою независимость высту-
пить на поприще и обнаружить с своей стороны влияние и на восток и на
запад.
Вот это предание о первоначальном месте жительства славян и движениях
их, как оно читается у нашего русского летописца: "спустя много времени
после вавилонского столпотворения, сели славяне по Дунаю, где теперь
земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись по земле племена
и прозвались своими именами, где которое племя село на каком месте; одни
пришли и сели на реке именем Морава и прозвались моравами, другие назва-
лись чехами; а вот тоже славяне - хорваты белые, сербы и хорутане. Когда
волхи нашли на славян дунайских, поселились среди них и начали насильни-
чать, то те славяне (т. е. моравы и чехи) двинулись, сели на Висле реке
и прозвались ляхами, а от тех ляхов прозвались поляне (поляки), к племе-
ни же ляхов принадлежат лутичи, мазовшане и поморяне. Также и эти славя-
не (т. е. хорваты белые, сербы и хорутане) двинулись и сели по Днепру" и
проч. Довольствуясь достоверностью явления, мы не станем входить в исс-
ледование вопроса о том, кто был этот могущественный враг, потеснивший
славян из подунайских жилищ их.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz