История России с древнейших времен(ч.1)

Он пользуется опытом отцовским, советом
старика - дяди и отказывается от завоевания народов далеких, сильных
своею гражданственностию. Он воюет с греками, но не пускается по-варяжс-
ки с легким флотом опустошать берега Империи: он хочет овладеть ближай-
шим к его волости городом греческим, Корсунем, который так легко и безо-
пасно было присоединить к русским владениям; впрочем, предание тесно
связывает этот поход с намерением принять христианство. Но главная черта
деятельности Владимира состоит в защите Русской земли, в постоянной
борьбе с степными варварами. Святослав заслужил упрек, что для чужой
земли покинул свою, которою едва было не овладели варвары; Владимир, на-
оборот, стоял всегда сам настороже против этих варваров и устроил сторо-
жевую линию из ряда городков или укреплений по близким к степи рекам.
Понятно, какое впечатление на народ должна была произвести такая разница
между поведением отца и сына. Но, кроме того, личный характер Владимира
был способен также возбудить сильную народную привязанность. Владимир
вовсе не был князем воинственным, не отличался удалью, подобно отцу сво-
ему, в крайности решался на бегство перед врагом, спешил укрыться в бе-
зопасном месте; предание, сохранившееся в песнях, также не приписывает
ему личной отваги, выставляет его вовсе не охотником до проявлений дикой
силы. Но Владимир имел широкую душу, которая в молодости могла повести
его к излишествам, освященным, впрочем, языческими понятиями, и которая
в летах зрелых, особенно под влиянием христианским, сделала его красным
солнцем для народа. Владимир не любил жить один; он любил дружину, гово-
рит летопись, думал с нею о строе земском, о ратях, об уставе земском;
любя думать с дружиною, Владимир любил пировать с нею; о пирах его оста-
лись предания и в летописях, и в песнях. Так, празднуя освящение церкви
Преображения в Василеве и вместе избавление свое от печенегов, Владимир
велел сварить триста варь меду, созвал бояр, посадников, старшин изо
всех городов, всяких людей множество и бедным роздал 300 гривен; празд-
новав с Преображенья 8 дней, князь возвратился в Киев к Успеньеву дню и
здесь опять задал большой праздник, созвал бесчисленное множество наро-
да. Такие праздники по случаю торжеств религиозных имели тогда важное
значение: они заменяли для народа празднества языческие, очень много со-
действовали к тому, что новая религия входила в жизнь народа; вместо Ко-
ляды народ сходился теперь праздновать Преображение и освящение церкви;
кто приходил на это торжество, тот был христианином; вот почему летопи-
сец прибавляет после описания праздника: "Видя людей христианами, Влади-
мир радовался душою и телом и делал такие праздники по все годы". Празд-
ники имели еще другое значение: на них сзывались старейшины изо всех го-
родов, и таким образом скреплялась связь, единство, общение между русс-
кими волостями. Для дружины и старшин киевских были устроены на дворе
княжеском пиры каждую неделю, был ли сам князь в городе или нет; прихо-
дили на двор княжеский, в гридницу пировать бояре и гриди, сотские и де-
сятские и нарочитые мужи. Бывало тут множество мяса от скота и зверины,
было много всего. И вот бывало, как подопьют, рассказывает летописец, то
начнут роптать на князя, говоря: "Какое житье наше горькое, кормит нас с
деревянных ложек, а не с серебряных". Владимир, услыхав ропот, велел ис-
ковать ложки серебряные для дружины и сказал: "Серебром и золотом не
найду дружины, а с дружиною найду серебро и золото, как доискались его
дед мой и отец". Какое влияние христианство имело на широкую душу Влади-
мира, видно из следующих слов летописи: Владимир любил слова книжные, и,
услыхав однажды, как читали в евангелии: "блажени милостивии, яко тии
помиловани будут", и потом: "продайте именья ваша и дадите нищим"; да-
лее: "не скрывайте себе сокровищ на земле, идеже тля тлит и татье подка-
пывают, но скрывайте себе сокровище на небесех, идеже ни тля тлит, ни
татье крадут"; и слыша псалом: "Блажен муж милуя и дая", а у Соломона:
"Вдаяй нищему, бог взаим дает", - услыхав это, Владимир велел всякому
нищему и убогому приходить на княжой двор, брать кушанье и питье, и
деньги из казны. Но этого мало; он сказал: "Дряхлые и больные не могут
доходить до моего двора", и велел сделать телеги, куда клали хлеб, мясо,
рыбу, овощ разный, мед в бочках, квас и возили по городу, спрашивая:
"Где больные и нищие, которые не могут ходить?". Таким и раздавали. Есть
известие, что в господские праздники Владимир ставил три тризны: одну
духовенству, другую нищим, третью себе и боярам.
Обыкновенное содержание старинных песен составляет пиры Владимира, на
которые собирались богатыри. Время Владимира было благоприятно для бога-
тырства: дружина не уходила с князем в далекие страны искать славы и до-
бычи; при Святославе, например, трудно было выказаться богатырям и внес-
ти свои подвиги в народную память, потому что князь был в челе дружины и
был сам богатырь из богатырей, дружинники были только похожи на него;
притом подвиги их совершались в далеких странах: если и были певцы в
дружине при князьях, то песни их мало могли найти сочувствия в народе,
для которого их содержание было чуждо. Но при Владимире другое дело:
дружина была храбрая, дела ей было много, шла беспрестанная борьба с
варварами, и эта борьба происходила на глазах русского народа и шла за
самые близкие его интересы: отражение печенегов, поимка какого-нибудь
страшного разбойника была для него поважнее блистательных подвигов Свя-
тослава в Болгарии; притом же сам князь Владимир не был богатырем из бо-
гатырей, отсюда богатырство дружинников выказывалось резче, отдельные
предприятия часто поручались мужам из дружины княжеской, которые таким
образом могли выказаться. Предмет песен по большей части - борьба бога-
тырей с степными варварами, печенегами, которые после получили в песнях
имя татар. Упоминаются еще подвиги богатырей против разбойников; лето-
пись также говорит об умножении разбойников, и сохранилось имя одного из
них, Могута, который был пойман в 1008 году и покаялся в доме у митропо-
лита. Можно думать, что разбойники умножились вследствие бегства тех за-
коренелых язычников, которые не хотели принимать христианства; разумеет-
ся, они должны были бежать в отдаленные леса и жить на счет враждебного
им общества; отсюда может объясниться религиозное уважение, соединенное
с памятью о некоторых богатырях Владимирова времени. например об Илье
Муромце, которому приписываются подвиги против разбойников на отдаленном
финском севере, где язычество долго находило себе убежище. В летописи
сохранились имена следующих богатырей Владимирова времени: Яна Усмовича,
или Усмошвеца (кожевника, от усние - кожа и шью), который убил печенежс-
кого богатыря, и потом упоминается также под 1004 годом как победитель
печенегов; Александра Поповича, разбившего печенегов, приведенных ка-
ким-то изменником Володарем, которого летописец упрекает в забвении бла-
годеяний князя своего Владимира, потом Попович разбил печенегов вместе с
Усмошвецем в 1001 и 1004 годах; Рагдая удалого, ходившего на триста вои-
нов: его смерть показана под 1000 годом; Андриха Добрянкова, отравленно-
го слугами в 1004 году.

Авторские права принадлежат Соловьеву С.М.. Здесь книга представенна для ознакомления.

Hosted by uCoz